Паспорт преткновения

Оказывается, можно остаться без работы как лицу без документов при наличии действительного документа, удостоверяющего личность.

Большинство граждан не могут устроится на работу из-за отсутствия опыта, образования, наличия судимости или отсутствия действительного документа, удостоверяющего личность.

Бывают и другие случаи. Герой нашей истории захотел остаться инкогнито, поэтому обозначим его гражданином А.

В 2000х годах гражданин А решил переехать в Российскую Федерацию на постоянное место жительства. Но, как это часто бывает, что-то не заладилось с работой, финансами и А пришлось вернуться на родину в Казахстан. По прибытию он не смог пройти регистрацию в ЦОНе, так как в его загранпаспорте был штамп – «Выезд на ПМЖ в РФ». И теперь, чтобы получить удостоверение и прописаться, нужно предоставить справку об отсутствие гражданства РФ, за которую необходимо оплатить немалый консульский сбор.

Гражданин А попытался устроиться на работу. Все вроде бы ничего, ведь у него на руках действующий заграничный паспорт гражданина РК.

Но! Наличие загранпаспорта оказалась помехой при трудоустройстве. По мнению работодателей районов Костанайской области, с которыми столкнулся гражданин А, чтобы трудоустроиться, человеку необходимо удостоверение личности гражданина РК. В силу незнания законов А вынужден был работать неофициально, без договора и социальных гарантий. После обращения в филиал Бюро по правам человека по вопросу документирования ему разъяснили, что вне зависимости от того, какой документ есть на руках – удостоверение или паспорт, он может быть принят на работу.

По этой причине просим всех казахстанцев обратить внимание, что согласно ст.32 Трудовой кодекса Республики Казахстан – Для заключения трудового договора необходимы – удостоверение личности гражданина Республики Казахстан или паспорт гражданина Республики Казахстан (свидетельство о рождении для лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста).

В случае, если вы оказались в похожей ситуации, необходимо объяснить работодателю, что наличие загранпаспорта — это не препятствие для трудоустройства. А если будут сложности при перечислении налогов, достаточно обратиться в налоговую службу для проверки ИИН и устранения проблемы.

Что и сделал герой нашей история, после чего А смог официально трудоустроиться, осталось только получить справку об отсутствии гражданства РФ и оформить удостоверение… но это уже другая история.

Есть закон, но руки коротки

Исполнить целиком предписание Государственной инспекции труда порой бывает затруднительно. У учреждения весьма скромные возможности, чем и могут воспользоваться работодатели.

Ранее на сайте Bureau.kz была размещена информация о нарушении прав А.Батырова, которому работодатель не выплатил заработную плату в полном объеме.

В соответствии с требованиями Трудового кодекса РК, работодателю было выдано обязательное к исполнению предписание по устранению выявленных нарушений от 15 марта 2022 г.  Однако областное управление по инспекции труда не спешило с контролем выполнения данного им предписания.

Оказывается, по итогам данной проверки в отношении работодателя было дано предписание о проведении Батырову доплат за классность (разряд) за неучтенный раннее период в сумме – 1 352 771тг. и наложен административный штраф в соответствии КоАП РК. При этом данная сумма было представлена со стороны бухгалтерии работодателя. Однако, в связи с сомнением руководства со стороны администрации работодателя была назначена повторная процедура по расчету Батырову пени с привлечением аудиторской компании, которая рассчитала к получению сумму намного меньшую, чем прежде, а именно только – 98 406 тенге.

Из данного ответа следует, что у Государственной инспекции труда отсутствуют собственные специалисты по аудиту и нет возможности оплачивать какие-либо независимые аудиторские компании. Поэтому необходимо внести изменение в законодательство РК для включения в штат сотрудников Государственной инспекции труда аудитора или предусмотреть для этого в бюджете средства для оплаты услуг аудиторских компаний.

В случае с Батыровым приходится только верить на слово, что расчет, проведенный аудиторской компанией, привлеченной и оплаченной работодателем, является действительно верным.

При молчаливом согласии

В затянувшийся период моратория на проверки объектов малого и среднего бизнеса отдельные предприниматели уже уверовали в свою безнаказанность, нарушая права своих работников, в том числе несовершеннолетних.

В одном из ресторанов Уральска несовершеннолетние работали без заключения трудового договора, без оплаты сверхурочных и выходных дней. На момент трудоустройства сотруднику по имени А. было 17 лет.

По устной договоренности работника и работодателя была установлена оплата труда в размере 7,5 тыс тенге в день с графиком работы 4 рабочих дня в неделю по 14 часов. Таким образом выходит, что несовершеннолетний работал по 56 часов в неделю. Такая большая недельная переработка у несовершеннолетнего нарушается пп 2) п. 1 ст.69 Трудового кодекса РК, согласно которой несовершеннолетний от шестнадцати до восемнадцати лет не должен работать более 36 часов в неделю.

Проработав в данном ресторане более года, А., уведомив хозяина данного заведения за месяц о своем увольнении как полагается по закону. При том что работал он незаконно, тогда как работодатель, сам нарушая законы РК, требует соблюдения закона от своих сотрудников.

Зато в день увольнения работодатель не выплатил несовершеннолетнему честно заработанную заработную плату, не оплатил отпускные и сверхурочные, а также за работу в праздничные дни.

После отказа в выплате зарплаты полностью А. письменно обратился в Управление по инспекции труда ЗКО за помощью в защите его прав. На данное обращение, как водится, получил формальный ответ от уполномоченного органа, о том, что:

«Указом Президента Республики Казахстан от 26 декабря 2019 года № 229 центральным государственным и местным исполнительным органам постановлено прекратить с 1 января 2020 года до 1 января 2023 года проверки и профилактический контроль и надзор с посещением субъектов малого предпринимательства, в том числе субъектов микро предпринимательства.

Указанный мораторий распространяется и на проверки, осуществляемые государственной инспекцией труда по обращениям работников в деятельности работодателей (внеплановые проверки).

Результат предпринятых мер управлением, было только направлено письмо с указанием имеющихся нарушений работодателю, а для защиты своих трудовых прав вы должны обратиться в суд».

Недобросовестные же работодатели от малого бизнеса могут и дальше совершенно безнаказанно нарушать трудовые права, тогда как граждане, как совершеннолетние, так и несовершеннолетние, уже годами на вполне законных основаниях подвергаются откровенному беззаконию со стороны предпринимателей и при молчаливом согласии проверяющих органов.

Правда, в данном случае все закончилось относительно благополучно: после обращения уже филиала Бюро по правам человека к работодателю, тот решил не усугублять ситуацию и выплатить парню все полагающееся. Н это, скорее, исключение чем правило.

Европа, фуры, обман и долговая яма

В РК при участии казахстанцев развернута деятельность латвийской компании, больше походящая на трудовую эксплуатацию. Причем все споры с пострадавшими решаются в арбитражном суде, чьим председателем является директор этой самой компании.

Эта история о том, как наших соотечественников вербовали работать в Европе, а в реальности загнали в долги.

«Никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах» (Статья 4 Всеобщей декларации прав человека 1948 года)

Юриспруденция, или же правоведение, является наукой, благодаря которой можно получить знания о работе государства и права, о сути законов и их применении.

Древнегреческий философ Аристотель сказал: «Всякий человек избирает то, к чему имеет расположение». Поэтому одни используют полученные от юриспруденции знания на благо общества, а другие ему в ущерб.

В начале 2022 года в адрес столичного филиала Бюро обратилась немецкая организация BEMA Berlin, являющаяся консультативным центром по вопросам миграции и достойной работы, в которой сообщили о том, что гражданам Казахстана, оказавшимся в положении невольников на территории Германии, нужна помощь.

Согласившись помочь, нам удалось выяснить что трое казахстанцев, являющихся по профессии водителями большегрузных автомобилей (дальнобойщиками), в разное время и разными способами получили предложения о работе на территории Европейского Союза, где им обещали достойные условия труда и высокие заработки.

Более того, вербовщики указывали что гражданам не надо будет нести никаких существенных расходов – их возьмет на себя латвийская компания SIA «SkaDu West Staff», в которой они будут трудиться. Сразу же было оговорено, что эти траты составят приблизительно 3 000 евро, но можно будет не отдавать их сразу, а компания просто будет отнимать по 500 евро из заработной платы водителей в течение полугода..

По словам пострадавших, рекрутеры получают вознаграждение за голову каждого отправленного в Европу человека.

Будущие работники самостоятельно обращались в посольство, где за свой счет получали визы, предоставляя от своего будущего «работодателя» присланные им документы о то,м что он готов их трудоустроить.

По приезду в Латвию водители проходили краткие курсы для получения разрешения на управление грузовиком на территории ЕС, оплаченные работодателем, чья стоимость (из открытых данных) составляет приблизительно 200 евро.

После короткого обучения водители направлялись в Германию, где работодатель заставлял работать их без нормального отдыха, все время выдавая новые заказы. Стоит заметить, что их заработная плата была приблизительно 1 000 евро, тогда как средняя заработная плата таких водителей в Германии составляет более 3 000 евро.

Работая в жестких условиях, при которых нет времени ни на отдых, ни на перерыв, наши сограждане начали высказывать претензии своему работодателю. В ответ получали угрозы, что в случае отказа от работы с них будут взысканы огромные деньги согласно тем документам, которые они подписали не глядя.

Один из оказавшихся в западне по имени Серик, проживающий в г. Кокшетау, проработав на эту компанию более полугода и (как он думал) выплатив работодателю те 3 000 евро, на седьмой месяц опять получил заработную плату с вычетами, причину которых ему никто объяснить так и не смог. Более того, Серик сорвал в Германии спину в ходе работы, но медицинскую помощь там получить не смог, поскольку его работодатель не оплачивал его страховку.

Покинув эксплуататора, Серик вернулся в Казахстан и казалось бы начал жить привычной жизнью, пока не получил иск от работодателя с требованием взыскать с Серика более 6 000 Евро. Из них 3 000 евро за то, что тот якобы должен компенсировать расходы компании, понесенные из-за того, что помогали Серику к ним трудоустроиться. Вторые 3 000 евро – штраф, предусмотренный в подписанном не глядя Сериком договоре с латвийской компанией.

Изучив документы, которые были представлены потерпевшими, мы обнаружили что в том самом соглашении о возмещении затрат, которое многие подписывали не глядя и на основании которого компания требовала взыскать с граждан деньги, предусмотрена так называемая арбитражная оговорка: т.е. споры, вытекающие из данного соглашения, должны разрешаться не в государственном суде, а в арбитраже.

Казахстанское законодательство с 2009 года предусматривает возможность создания арбитражей, т.е. квазисудебных органов, в которых физические и юридические лица могут разрешать свои споры, вытекающие из гражданско-правовых отношений, при условии, если в их сделке или договоре будет прямо указано об этом. Стоит заметить, что такие арбитражи не являются государственными, а создаются физическими или юридическими лицами, набирают туда юристов в качестве «арбитров», т.е. своего рода судей, для которых основными требованиями являются наличие юридического образования и небольшого опыта работы в юридической сфере.

Заметим, что первоначальная идея в создании института арбитражей в Казахстане заключалась в попытке разгрузить государственные суды от множества гражданских дел, предоставив тем самым возможность субъектам права разрешать свои споры в альтернативных инстанциях по их договоренности. На деле же, арбитражи сегодня превратились в быстрый способ взыскания денежных средств с физических лиц, которые на практике иногда даже не успевают среагировать на такое разбирательство и высказать свои возражения. Примечательно, что использование арбитражей преимущественно встречается у компаний, которые занимаются выдачей населению микрозаймов под большие проценты.

В том самом соглашении указывается, что компания потратит примерно 3 000 евро на документы и подготовку водителей, а в случае если те откажутся или не компенсируют эту сумму, то соглашение предусматривает штраф в таком же размере.

По итогам рассмотрения дел частный арбитраж вынес решение взыскать более 6 000 евро с каждого, несмотря на то что компания никак не смогла подтвердить, что она действительно потратила такие деньги на трудоустройство. При этом само рассмотрение проходило без участия водителей, а о его результатах многие узнали только в момент, когда им арестовали счета и закрыли выезд за рубеж, что само по себе лишает их возможности заработка.

Юристы столичного филиала Бюро, взявшиеся помочь нашим соотечественникам, подготовили письмо в адрес Генеральной прокуратуры, где привели подробное описание ситуации и юридическое обоснование наличия признаков эксплуатации людей, что в свою очередь является уголовным преступлением. На данный момент информация передана Генеральной прокуратурой в адрес Департамента полиции Акмолинской области, рассматривается вопрос о возбуждении уголовного дела.

Одновременно с этим гражданам была оказана помощь для защиты своих прав и законных интересов в государственных судах, где компанией были получены исполнительные листы, но основании которых с водителей взыскиваются деньги и запрещается выезд из Республики Казахстан.

В ходе ознакомления с имеющимися материалами было обнаружено, что некий гражданин Казахстана, который со слов потерпевших является главным куратором всего процесса вербовки, отправки и эксплуатации людей в Европе, является одновременно директором латвийской компании, с которой потерпевшие и заключали кабальные для себя сделки, а также председателем того самого арбитража, который и рассматривал споры между латвийской компанией и потерпевшими. Таким образом, один человек действовал одновременно и как истец и как председатель арбитража, в котором этот спор рассматривался, при этом еще и самостоятельно выбирал арбитра.

Примечательно, что данный человек, которого потерпевшие называют главным во всей схеме, является юристом и используя свои знания достаточно искусно маскирует эксплуатацию людей под гражданские и трудовые отношения, при этом используя множество слабостей как самого законодательства Республики Казахстан, так и проблемы правоприменительной практики.

В 2012 году Верховный суд Республики Казахстан издал Нормативное постановление №7 «О практике применения законодательства, устанавливающего ответственность за торговлю людьми» в котором постановил обратить внимание органов, ведущих уголовный процесс на то, что правильное применение законодательства, устанавливающего ответственность за торговлю людьми, обеспечивает надлежащую защиту прав и свобод человека.

Важно заметить, что современная эксплуатация человека может иметь самые различные формы и использовать разные способы совершения преступления. К примеру, помимо насилия и угрозы его применения также могут использоваться похищение, угроза распространения порочащих сведений, фото-, видеоматериалов, шантаж, подкуп, обман, злоупотребление властью, использование материальной или иной зависимости, умышленное создание тяжелых личных, семейных обстоятельств и тому подобное.

Из этого можно сделать вывод о том, что эксплуататоры добивались своего от водителей путем обмана и создания ложной, во многом искусственной долговой зависимости, от которой человеку, не имеющему юридического образования, довольно сложно защититься самостоятельно.

Обман же выразился в том, что людей вводили в заблуждение, указывая что они будут работать в обычных для них условиях и получать достойную заработную плату, после чего с ними подписывались документы, приводящие к долговой зависимости от эксплуатирующих и не дававших им уйти от эксплуатации без каких-либо последствий для себя. После подписания таких документов уже использовался долговой шантаж, так как водителям указывали: отказ от работы приведет их к огромным долгам. Более того, все сделки содержали арбитражную оговорку, благодаря чему претензии эксплуататоров рассматривались не в государственных судах Республики Казахстан, а через имевший прямую связь с одним из кураторов арбитраж.

Говоря о добровольности вступления в такого рода отношения стоит заметить, что данные действия совершались ими под влиянием обмана вербовщиков, что было очередным из средств воздействия.

Юриспруденция выделяет различные способы вербовки эксплуатируемых, среди которых: обещание вознаграждения, предложение работы, обман, уговоры, шантаж, запугивание, угроза и другие.

Республикой Казахстан были ратифицированы ряд Международных конвенций, прямо запрещающих эксплуатацию человека, рабство и сходные с ним институты и обычаи, предусмотренные Конвенциями 29 и 105 Международной Организации Труда, а также Конвенцией о рабстве от 25 сентября 1926 года, Протокола о внесении изменений в Конвенцию о рабстве от 7 декабря 1953 года и Дополнительной Конвенции об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, от 7 сентября 1956 года. Положения указанных международных документов содержат достаточное количество правовых норм, входящих в корпус действующего законодательства Республики Казахстан, позволяющих рассматривать указанные события именно как предмет вопрос эксплуатации людей.

В конце хотелось бы обратить внимание читателя на то, что со слов пострадавших от действий данной компании водителей поступают сообщения о том, что вербовщики, получающие плату за каждую отправленную за рубеж «голову», продолжают свою работу, публикуя все новые объявления о найме и хороших условиях труда.

Трудовая инспекция связана по рукам и ногам

В Алматы трудовые инспектора во время семинара высказались о своих проблемах, которые напрямую отражаются на соблюдении трудовых прав других.

C 14 по 15 сентября в Алматы прошел семинар «Работа инспекции труда: стандарты Международной организации труда (МОТ) и международный опыт», организованный Казахстанским международным бюро по правам человека и соблюдению законности и Центром «Солидарность».

В течение двухдневной встречи представители государственных инспекций труда из Шымкента, Алматы, Карагандинской, Мангистауской и Павлодарской областей ознакомились со стандартами и принципами Международной организации труда (МОТ), а также с механизмами контроля по их соблюдению.

В качестве тренеров выступили директор филиала Бюро по права человека в Восточно-Казахстанской области Куат Рахимбердин, прочитавший лекцию «Порядок рассмотрения коллективных трудовых споров», и заместитель директора Центра социально-трудовых прав Юлия Островская, ознакомившая собравшихся с основополагающими и ратифицированными Казахстаном Конвенциями МОТ.

В частности, вместе с государственными трудовыми инспекторами были рассмотрены Конвенции МОТ: № 81 «Об инспекции труда в промышленности и торговле» и Протокол к ней от 1995 г., № 129 «Об инспекции труда в сельском хозяйстве», № 155 «О безопасности и гигиене труда», № 187 «Об основах, содействующих безопасности и гигиене труда» и № 190 «Об искоренении насилия и домогательств в сфере труда».

В ходе совместных дискуссий представители трудовых инспекций отметили наличие в стране проблем на законодательном уровне по государственному надзору и контролю за выполнением и соблюдением работодателями требований трудового законодательства.

Так, по утверждению действующих инспекторов, их роль значительно занижена и излишне зарегулирована, что в значительной степени ограничивает возможности по защите наемных работников. Как заметили собравшиеся, сегодня инспектор больше занят уборкой и обходом территорий, чем реально полезным делом. Плюс ко всему руки связывает и мораторий на проверки объектов малого и среднего бизнеса.

А кадровый голод и подчиненность государственной инспекции труда местным исполнительным органам не дают возможности превентивно реагировать на нарушения трудового законодательства. Именно из-за этого в последние годы мы наблюдаем с одной стороны рост нарушений трудовых прав, а с другой – забастовочного движения (см. «Инспекционный паралич»).

В ближайшее время предполагается проведение подобных семинаров в Шымкенте, Актау и Караганде.

Игрища разума

В Павлодарской области руководство психоневрологического центра своим волевым решением объявило душевнобольными своих же сотрудников и направило их на «реабилитацию» без их присутствия.

7 сентября в Павлодарский филиал Бюро по правам человека обратились сотрудники областного психоневрологического центра (ОПЦОССУ), расположенного в с. Мичурино, Павлодарской области и поведали поразительную историю.

Со слов сотрудников, в конце июля к каждому из них пришло СМС-уведомление о прохождении реабилитации, а также ими были обнаружены записи с выставленными им диагнозами в приложении Damumed. После чего они обратились к руководству для разъяснений. В августе этого года руководство ОПЦОССУ» и директор частного благотворительного фонда «Адал Ниет Астана» Бибисара Бейсенбаева, в котором и предполагалось прохождение реабилитации, пообещали, что все исправят и записи о несуществующих болезнях удалят. Однако в сентябре выяснилось, что записи остались, а некоторые сотрудники, судя по записям, уже прошли лечение в столице. Хотя по факту все они находились на работе и никуда не выезжали.

После этого работники обратились во все возможные уполномоченные органы, включая прокуратуру, антикор и КНБ.

После подачи жалобы, руководство учреждения создало whatsApp группу, под названием «Жалоба» и включили в нее всех возмущенных.

«В группе сначала разместили текст как отозвать жалобу, затем начали скидывать фото с номерами наших жалоб и отслеживать кто отозвал, а кто нет. Кто на тот момент находился на рабочем месте вызывали по одному в кабинет администрации, в котором присутствовали наш профком, заместитель по социальной работе и директор ЧБФ Адал Ниет Астана Бейсенбаева Б.Н. Все трое в активной форме просили удалить жалобы. Сотрудники, которые находились дома, были оповещены по телефону и даже выезжали на домашний адрес», – рассказали сотрудники ОПЦОССУ. Тех, кого убедили отозвать жалобы, отпустили по своим рабочим местам.

С 17 по 31 августов работников начали вызывать в отдел кадров, где те должны были написать отказ о реабилитации, но ставить подписи отказались, поскольку «о каком отказе может идти речь если мы уже на руках имеем выписки с этого центра что мы там пролежали с 15 по 31 августа и приглашения мы тоже не получали».

Дополнительно работникам стало известно, что директор Нурлан Абашев заключил меморандум с ЧБФ «Адал Ниет Астана» по реабилитации сотрудников с 2019 года и предоставил фонду персональные данные работников учреждения.

6 сентября в психоневрологический центр приезжала замруководителя управления Координации занятости социальных программ Алия Рахимова. Со слов заявителей: «На собрании присутствовали мы – работники, подавшие жалобу, и еще те, кто был несогласен с выставленными им диагнозами в приложении «Дамумед» и с тем, что наше руководство так же распространяет личные данные работников. Помимо нас присутствовала сестра-хозяйка».

По словам заявителей, вначале беседы Рахимова пояснила, что в Управление поступили жалобы со всех государственных органов, куда сотрудники обратились, а также добавила, что была создана рабочая группа и 2 сентября состоялась встреча с руководством ОПЦОССУ. После чего попросила дать ей ключи ЭЦП сотрудников «для проверки данных в приложении Egov. На тот момент все данные о ЧБФ «Адал Ниет Астана» были удалены, но остались в истории поиска. «При просмотре Egov ничего обнаружено не было, удалили, однако у нас на руках имеются распечатки всех медицинских данных о госпитализации в ЧБФ «Адал Ниет Астана» с приложений Egov и Дамумед» – поясняет один из пострадавших.

Представитель Управления координации и социальных программ пояснила, что у всех «пациентов» есть право подать на директора психоневрологического центра и директора фонда заявление в полицию по статье 147 УК РК (Нарушение неприкосновенности частной жизни), но попросила не торопиться.

Удивительно, но несмотря на все это руководители Центра опять в устной форме просят сотрудников сказать, что согласны те или нет на реабилитацию.

Также был поднят вопрос о начислении заработной платы – об оплате переработки, (палатные санитарки работают по 12 часов день/ночь, а оплачивают 10 часов, мед. сестры работают 24 часа, а оплачивают 23 часа), а санитары по наблюдению не получают «за вредные условия труда». Представитель Управления сообщила, что по каждому работнику будет проведена проверка по начислению заработной платы.

Но как утверждают работники Центра, «после этого сестра-хозяйка начала кричать, что мы не перерабатываемся, какие мы не благодарные, бессовестные». После чего выяснилось, что одна из санитарок подверглась оскорблению и унижению со стороны сестры-хозяйки и была вынуждена перевестись в другое отделение.

На данный момент сотрудники требуют удалить диагнозы, которые были проставлены раннее в медицинских программах, удалить информацию о получении реабилитации и решить вопрос по начислению заработных плат.

По данному вопросу юристом Павлодарского филиала Бюро по правам человека были проведены телефонные переговоры с Управлением труда Павлодарской области, которые сообщили, что жалоб от сотрудников данного вышеуказанного учреждения не поступало.

А вот заместитель по социальной работе ОПЦОССУ представил свою версию: «Проверка была с Управления координации занятости и социальных программ, диагнозы которые были выставлены сотрудникам – остехондро»… А по поводу распространения и передачи персональных данных работников – сами работники были согласны и профсоюз передал списки».

Главным специалистом Управления Координации занятости и социальных программ Павлодарской области была предоставлена справка о проведении проверки, в которой прописано следующее:

«Коллективная жалоба от сотрудников по вопросу фиктивного направления на реабилитацию в ЧБФ «Адал Ниет Астана» в управление поступила 25 августа т.г. с прокуратуры области. В рамках рассмотрения данного обращения создана рабочая группа, в состав которой вошли заместитель руководителя управления Рахимова А.Б., руководителя отдела координации деятельности социальных учреждений Касымов Ж.Б. и юрист управления Калиева А.А.

Центр на протяжении нескольких лет тесно сотрудничает с ЧБФ «Адал Ниет Астана» (далее – Фонд) в рамках заключенных двух Меморандумов о сотрудничестве на 2019-2022 годы (второй Меморандум составлен в связи с коррективами из-за пандемии)…

В целях исполнения Меморандума о сотрудничестве между руководителями имеется договоренность о проведении семинаров-тренингов и организации вышеуказанной медицинской реабилитации для сотрудников в течение второго полугодия 2022г. Оздоровительная реабилитация была направлена на поддержание и заботу о здоровье сотрудников, их эмоционального выгорания и стрессоустойчивости, накопившихся за последний двухлетний период, особенно в период пандемии, когда сотрудникам приходилось работать в карантинном (изоляционном) режиме, нередко с полутора или двойной нагрузкой.

В этой связи, администрация учреждения старалась различными способами поддержать здоровье своих сотрудников, особенно, о самочувствии среднего и младшего персонала, вынесшего на своих плечах наибольшую нагрузку. Поэтому профсоюзным комитетом были составлены списки сотрудников, которые, по их мнению, нуждались в первоочередном оздоровлении, в том числе и тех работников, от которых поступила жалоба.

Касательно доводов, изложенных работниками в жалобе, поясняем, что директором Фонда Бейсенбаевой Б.Н. была проведена разъяснительная работа, в ходе которой до работников были доведены сведения об имеющемся Меморандуме, согласно которому каждый работник Центра при желании имеет возможность получить медицинские услуги в виде плановой госпитализации на реабилитацию с уточнением сроков.

Также было доведено до их сведения, что порядок информирования соответствует Меморандуму и полученное работникам уведомление в системе «Damumed» на мобильный телефон не является обязательным в исполнении.

При проведении всей вышеуказанной работы Абашев Н.О. находился в очередном трудовом отпуске, никаких звонков, тем более давления, с его стороны не поступало ни одному из сотрудников, в том числе и заявителям. Рабочей группой проведена следующая работа.

Факт передачи данных без согласования работников подтверждается.

По предварительным итогам у всех 11 заявителей сведения о госпитализации в портале «Egov.kz» удалены.

В настоящее время управлением совместно с управлением здравоохранения области отрабатывается весь списочный состав сотрудников Центра, для предотвращения подобных ситуаций.

В отношении виновных лиц вынесены дисциплинарные взыскания – строгий выговор. Это инспектор по кадрам, который направил списки, а также председатель профсоюзного комитета учреждения.

Помимо этого, прокуратурой Павлодарской области данное обращение находится на контроле, по итогам проверки будет вынесено заключение по принятию мер в отношении руководителя учреждения».

Всего в ОПЦОССУ работает порядка трехсот человек. Но всего 11 тех, кто открыто возмутился тем, что их без ведома сделали больными. Сколько еще людей оказалось в подобной ситуации сказать трудно, но явно не ограничивается той группой. И дело даже не в том, что на «лечение» списываются уходят немалые деньги, ведь выставленные «левые» диагнозы могут остаться с людьми на всю жизнь.

Инспекционный паралич

Выполнимо ли послание Токаева народу с учетом парализованной работы государственной инспекции труда в Новом Казахстане? Судя по настрою инспекции – нет.

1 сентября 2022 года президент РК Касым-Жомарт Токаев в ходе своего послания народу на совместном заседании палат парламента, заявил: «Мы кардинально изменим отношения «Гражданин – Бизнес – Государство», добавив при этом что государство: «Предоставляет всем равные возможности и устанавливает справедливость».

Думается, нелишним будет рассмотреть слова главы государства сквозь призму трудовых отношений, в которых, разумеется, задействованы и граждане – наемные работники; бизнес, который является работодателем этих граждан; и, разумеется, государство, которое призвано защищать права и интересы обоих. От государства ближайшим защитником рабочего является государственная инспекция труда, которая, к сожалению, как раз-таки оказывается зачастую не в силах защитить рабочих.

Во-первых, государственные инспекции труда в Казахстане, по сути, подчинены местным исполнительным органам – акиматам, что расходится с позицией Международной Организации Труда (МОТ), устанавливающей, что государственные инспекции труда должны находиться в ведении центральных органов власти (министерств). Казалось бы, это может быть только административной проблемой, но на практике возникают подозрения о беспристрастности подведомственных акимату контролирующих органов в ходе проверок отдельных компаний, которые важны для региона.

Стоит заметить, что инспекторов труда очень стране не хватает. Соотношения количества государственных инспекторов труда (ГИТов) к рабочей силе также сильно не соответствует рекомендациям МОТ. К примеру, в Алматы на миллион рабочей силы приходятся лишь 17 ГИТов, в то время как по рекомендация МОТ, для эффективности работы инспекции, количество ГИТов должно быть равным как минимум 53 штатным единицам.

Несмотря на это, увеличение штата ГИТов и даже передача инспекций в полное ведение Министерства не кажется столь важной на фоне действия моратория на проверки субъектов малого и микропредпринимательства, в результате которого государственные инспекции труда по факту стали бесполезными для большинства граждан страны.

С 1 января 2020 года Указом президента РК был введен мораторий на проверки государственными органами субъектов малого и микропредпринимательства сроком до 1 января 2023 года. После чего многие работники перестали получать какую-либо защиту со стороны ГИТов, поскольку последние просто отказывали в проведении проверок, ссылаясь на мораторий. Большинство людей, которые жаловались в этот период в государственную инспекцию труда на ставшие типичными для нашей страны невыплаты заработной платы или незаконные увольнения, получали лишь ответы о том, что инспекция не может привлечь работодателя к ответственности из-за действия моратория. В отдельных случаях инспекция просто писала работодателю письмо о том, что трудовое законодательство нужно соблюдать. Юридическое значение таких писем остается неясным.

Почти три года периода «отписок» обернулись разгулом нарушения трудовых прав со стороны работодателей, так как граждане зачастую не имеют достаточных знаний и возможностей, в том числе финансовых, для защиты своих прав в суде. Отметим, что далеко не все граждане имеют возможность оплатить услуги юриста для защиты своих прав в суде с учетом того, что по итогам 2021 года медианная заработная плата в Казахстане была равна 158 тысячам тенге.

Таким образом, за время действия моратория, который, вероятнее всего, будет продлен еще на один год, государственные инспекции труда выработали политику «отписок» в защите работников субъектов малого и микропредпринимательства.

Показательным примером этой политики служит тот факт, что Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности направило в адрес Управления по инспекции труда Алматинской области письмо-приглашение на организуемый нами бесплатный тренинг для государственных инспекторов труда на тему «Международные трудовые стандарты и международная практика работы инспекций труда». В ответ на указанное приглашение Управление дало официальный ответ, где сказано: «Рассмотрение вопросов, указанных в Вашем заявлении в компетенцию Управления не входит. Если у Вас имеются конкретные факты нарушения трудового законодательства со стороны работодателя, Вы имеете право повторно обратиться в адрес Управления».

Очевидно, что какие-либо комментарии к данному ответу Управления будут излишними.

Также примечательной выглядит и работа инспекции труда в части искоренения наихудших форм детского труда. Общеизвестно, что множество несовершеннолетних в Казахстане подрабатывают официантами в ресторанах и ночных заведениях, а также трудятся на автомойках и стройках. Между тем, несовершеннолетним законодательно запрещено трудиться на работах, которые могут нанести вред здоровью, безопасности или нравственности детей. Приказом министра здравоохранения и социального развития от 08.12.2015 года № 944 утвержден список работ, на которых запрещается применение труда работников, не достигших восемнадцатилетнего возраста, среди них 103 профессии и видов работ, в числе которых работы:

– в ночных клубах, кабаре, ресторанах;

– на строительных, монтажных и ремонтно-строительных работах;

– у горячей плиты, кондитерских печей и электрожарочных шкафов;

– по обслуживанию бани (сауны).

Согласно сообщениям в СМИ и официального ответа Департамента полиции Акмолинской области, с 27 по 29 июня 2022 года в период проведения Республиканского профилактического мероприятия «Дети в ночном городе» сотрудниками полиции было выявлено 20 случаев использования детского труда, в том числе в ночных заведениях, ресторанах, в тире и на строительной площадке. При этом, инспекция труда, несмотря на поступившие от полиции сообщения об использовании детского труда, не приняла никаких мер в отношении тех работодателей, сославшись опять же на невозможность проведения проверки.

Примечательно, что национальное законодательство до сих пор не включило работу на автомойках в категорию запрещенных для несовершеннолетних, хотя на таких работах используются инструменты высокого давления и химические вещества, способные нанести ребенку вред, не говоря уже о чрезмерно высокой влажности воздуха и сырости в помещениях автомоек.

Другой случай был выявлен в столице, когда один из СПА-салонов, предоставляющих услуги массажа и хамама (Прим.: вид бани) разместил на интернет ресурсе объявление о найме девушек-администраторов от 17 до 25 лет. Юристы столичного филиала Бюро по правам человека, обнаружив данное объявление, незамедлительно направили запрос в адрес государственной инспекции труда о том, что в данном СПА-салоне потенциально могут работать несовершеннолетние, что прямо запрещено законом, а также там могут возникать криминогенные ситуации.

В ответ на запрос столичная инспекция сообщила, что не может провести проверку данного СПА-салона в виду того, что в объявлении не указано полное юридическое наименование данного салона, хотя указано краткое наименование, позволяющее понять что это за заведение, а также указан его адрес. Не взирая на достаточно обширное объяснение того, почему инспекция не будет проводить проверку, в конце письма-ответа все же было указано: «…государственным инспектором труда проведена беседа с руководителем СПА-салона «И», где им даны разъяснения по соблюдению норм трудового законодательства». Таким образом, проводить проверку возможности нет, поскольку инспекция якобы не может определить какое юридическое лицо дало объявление, однако, провести беседу оказалось возможным в условиях анонимности спа-салона.

В сухом остатке мы имеем парализованную государственную инспекцию труда, которая не может справляться с задачами установления справедливости и создания равных возможностей в социальной цепочке «Гражданин – Бизнес – Государство», поскольку большинство рабочих, будучи уже априори уязвимыми в системе трудовых отношений, оказались и будут далее лишены возможности защиты своих прав через государственные инспекции труда.

В приказном тоне: как экономические требования перерастают в правозащитные

За четыре дня до объявленной даты начала забастовки нефтяников владельцы нефтяной компании расторгли трудовой договор с лидером независимого профсоюза, однако добились лишь того, что к прежнему требованию повышения зарплаты теперь добавилось требование прекратить преследования активистов.

В первый день сентября лидеры независимого профсоюза рабочих-нефтяников АО «КМК Мунай» опубликовали видеообращение, в котором сообщали о своём намерении начать 10 сентября забастовку с требованием повышения заработной платы. На пятый день после этой публикации руководство компании известило председателя профсоюзной организации Ержана Елеманова о наложении на него дисциплинарного взыскания в виде выговора «за действия, противоречащие условиям коллективного трудового договора и зза действия, провоцирующие искусственный конфликт между работником и работодателем, мешающие нормальному ритму производства и негативно влияющие на производственные и экономические показатели Компании».

Одновременно с приказом о наложении взыскания в виде выговора профсоюзному лидеру вручили ещё один приказ – на этот раз о расторжении с ним трудового договора, то есть фактически о его увольнении. Мотивы такого решения были указаны как бы совсем из другой сферы, а именно «за предоставление работником работодателю ложных документов при заключении трудового договора, а также за повторное ненадлежащее исполнение работников своих трудовых обязанностей».

В чём конкретно заключалось ненадлежащее исполнение Ержаном Еламановым своих трудовых обязанностей, какие именно ложные документы он представил при заключении трудового заговора, осталась тайной, покрытой мраком. Восемь лет назад Елеманов был принят на работу, имея на руках и диплом об окончании Актюбинского колледжа нефти и газа и «корочку» оператора по добыче нефти и газа III разряда (впоследствии повысил свою квалификацию до IV разряда). В подлинности тех документов тогда никто из руководства компании не усомнился, а теперь вот такие сомнения не только возникли, но и вылились в решение об увольнении.

В связи с этим напрашивается достаточно очевидное предположение о наличии причинно-следственной связи между предъявленными Еламанову обвинениями и его общественной деятельностью как председателя независимого профсоюза, венцом и последней каплей каковой стала в глазах руководителей компании предстоящая забастовка. Здесь кстати будет напомнить, что возглавляемая Еламановым профсоюзная организация была признана владельцами компании в марте 2021 года после отдельной забастовки рабочих с соответствующим требованием.

Теперь же требования актюбинских рабочих-нефтяников будут касаться не только  повышения заработной платы, но ещё и восстановления на рабочем месте профсоюзного лидера Ержана Еламанова. Впрочем, у владельцев нефтедобывающей компании «КМК Мунай» остаётся ещё три дня до «часа Х», чтобы выполнить эти требования и тем самым избежать забастовки.

Не доводя до суда

В Павлодаре для медиков-интернов проведен семинар по работе согласительных комиссий и вопросов начисления заработной платы.

2 сентября 2022 г. в рамках реализации проекта «Трудовые права в Казахстане» Павлодарским филиалом Бюро по правам человека был проведен семинар на тему «Согласительные комиссии как досудебный и внесудебный инструментарий разрешения индивидуальных трудовых споров» и «Заработная плата» для интернов седьмого курса Медицинского университета Семея.

Интернов, которых заинтересовала тема согласительных комиссий, юрист проекта ознакомила с процедурой досудебного разрешения индивидуальных трудовых споров. И дала пояснения, что согласительная комиссия – это постоянно действующий орган, целью деятельности которого является разрешение индивидуальных трудовых споров между работниками и работодателями. Порядок создания и работы согласительной комиссии устанавливается в письменном соглашении между работодателем и представителями работников либо в коллективном договоре.

Согласительная комиссия обязана рассмотреть спор в течение пятнадцати рабочих дней со дня регистрации заявления и выдать сторонам спора копии решения в трехдневный срок со дня его принятия.

В свою очередь необходимо отметить, что решение согласительной комиссии не является финальной точкой в трудовом споре, так как стороны вправе обратиться в суд после рассмотрения их спора в согласительной комиссии. Трудовой кодекс устанавливает два основания для такого обращения: 1) трудовой спор не был урегулирован согласительной комиссией, либо 2) решение согласительной комиссии не исполняется стороной (сторонами) трудового спора (следует иметь в виду, что без подтверждения истцом указанных оснований для обращения в суд исковое заявление будет возвращено ему соответствующим определением суда).

Также были даны разъяснения по вопросам начисления заработных плат (привлечение к сверхурочным работам, вредность и т.д.) и рассмотрены конкретные случаи нарушения трудовых прав.

Участникам семинара оставили координаты и контактные номера телефонов Управления труда Павлодарской области» и филиала Бюро по правам человека, по которым они могут обратиться в случаи нарушения трудовых прав, выданы брошюры, подготовленные КМБПЧ и Центром Солидарность в рамках проекта «Трудовые права в Казахстане».

Повторение – мать учения

В Актюбинской области профсоюз работников китайской нефтедобывающей компании объявил о намерении начать забастовку.

31 августа профсоюзная организация работников АО «КМК Мунай» (Темирского района, месторождения Кокжиде, Актюбинской области) выступила с видеообращением к президенту РК. В своём обращении рабочие АО «КМК Мунай» просят поднять им заработную плату на 100%, в связи с повышением цен на продукты питания, одежду и сферу услуг. Руководство АО «КМК Мунай» идти на уступки и повышать заработную плату отказалось.

Раннее работники АО «КМК Мунай» направляли письмо в Управление по инспекции труда Актюбинской области, откуда пришёл ответ: «…управление инспекции труда вопросами повышения заработной платы не занимается…».  Также было направлено уведомление на имя акима области Ондасына Оразалина, в котором говорится: в связи с систематическими нарушениями принципов трудового законодательства РК со стороны работодателя – администрации АО «КМК Мунай» и в целях соблюдения трудовых прав и социально – экономических интересов трудящихся работники компании месторождения Кокожиде намерены объявить акцию протеста в форме бессрочной забастовки. Начало акции в 8:00 часов утра 10 сентября 2022 года. Данное уведомление было направлено 26 августа, однако оставлено без ответа.

Видеообращение к президенту РК стало вынужденным шагом, поскольку ранние обращения в адрес Управления по инспекции труда, к премьер–министру РК, к акиму Актюбинской области не принесли никаких результатов.

На данном месторождении трудятся 350 человек, из них 136 человек – члены профсоюза, они все готовы выйти на акцию протеста в защиту своих трудовых прав. Вопрос повышения заработной платы оставался открытым с января 2021 года. В 2021 году было создана комиссия под председательством акима области, но никаких результатов она не принесла. Руководство компании наотрез отказывается идти на переговоры с рабочими.

В марте 2021 года работники предприятия уже бастовали, требуя разрешения создания своего профсоюза. Та забастовка окончилась победой рабочих. Сейчас настала пора заявить о себе профсоюзу, создание которого требовали нефтедобытчики.