Предпенсионное напряжение

Не выплачивали заработную плату, не перечисляли деньги в пенсионный фонд и сократили работника предпенсионного возраста. Сразу три грубых нарушения допустил руководитель столичного ТОО в отношении электрика.

В столичный офис Бюро по правам человека обратился гражданин К., 1958 года рождения, который сообщил о том, что столкнулся с обманом работодателя, имевшего далекоидущие последствия.

В сентябре 2019 года гражданин К., имея большой опыт работы электриком, устроился на работу в строительную компанию, занимающуюся, в основном, фасадными работами. К. сообщает, что работодатель периодически задерживал заработную плату, однако в скором времени все возмещал. Сам же К., будучи человеком пожилым и добросердечным, с понимаем относился к таким проблемам работодателя и закрывал глаза на несвоевременную выплату.

Между тем, в октябре 2020 года ТОО вообще перестало выплачивать К. деньги, используя те же самые аргументы: денег нет, но скоро, мол, поступят от заказчика, а вы ждите. Ожидания продлились три месяца. В итоге, сразу же после нового года ТОО сообщило электрику, что платить, к сожалению, не может и вынуждено его сократить. Однако же заверили, что заработанное за три месяца он получит сполна, нужно опять подождать. И как только дела наладятся, вновь пригласят его на работу.

К. ждал, надеясь на добросовестность пусть и бывшего, но работодателя, однако, тот ни одно из своих обещаний не сдержал, оставив экс-работника как без зарплаты, так и без работы. В то время К. еще не знал, что совесть работодатель потерял еще раньше.

В августе 2021 года К. достиг пенсионного возраста и обратился в Единый Накопительный Пенсионный Фонддля оформления пенсии, где узнал, что ТОО «К» даже не помышляло перечислять деньги в пенсионный фонд. Так что размер пенсии оказался заметно меньше ожидаемого.

Изучив дело гражданина К., мы подготовили жалобу в государственную инспекцию труда (Управление контроля и качества городской среды города Нур-Султан), в которой попросили госорган провести проверку ТОО, обязав выплатить и заработную плату, и компенсационные выплаты в пользу гражданина К., а также привлечь виновных лиц к ответственности. Вторая жалоба была подготовлена в управление государственных доходов (налоговый орган), в которой содержалась просьба обязать ТОО произвести все причитающиеся К. обязательные пенсионные выплаты.

Нужно отметить, что помимо очевидных нарушений прав работника К., есть также нарушение, о котором не знают даже многие работники отдела кадров, а именно – сокращение работника предпенсионного возраста. Пункт 1 статьи 53 Трудового Кодекса РК прямо указывает, что не допускается расторжение трудового договора по инициативе работодателя в связи с сокращением численности или штата работников с работниками, до достижения пенсионного возраста которым осталось менее двух лет, без наличия положительного решения комиссии, созданной из равного числа представителей от работодателя и работников.

Таким образом, работодатель, желающий сократить такого работника, обязан собрать специальную комиссию, включающую равное количество представителей работников и, например, профсоюза, которая имеет полномочия на принятие такого решения. В противном случае сокращение является незаконным.

Помимо этого, мы настоятельно призываем всех работников периодически проверять состояние своих пенсионных накоплений и прямо указывать работодателю о том, что удержание и перечисление обязательных пенсионных взносов (ОПВ) является прямой обязанностью работодателя, нарушение которой карается по закону, тем более что такими нарушениями занимается орган государственных доходов.

О решениях, принятых указанными органами в результате рассмотрения подготовленных нами заявлений, будет сообщено дополнительно.

Зарплаты официальные и реальные

Юристом филиала Бюро по правам человека в рамках проекта «Трудовые права в РК» провела опрос в период с 11 по 17 декабря 2021 г. среди жителей Павлодара касательно заработной платы. В данном опросе приняло участие 100 человек.

По результатам опроса получены следующие результаты:

– учитель (5 человек): заработная плата составляет от 120 000 до 300 000 тенге в месяц (в зависимости от категории);

– сотрудники банка (3 человека): заработная плата составляет до 200 000 тенге в месяц;

– работники производственных предприятий (8 человек): заработная плата составляет от 120 000 до 190 000 тенге в месяц (в зависимости от категории);

– бухгалтер-финансист (9 человек): заработная плата составляет от 120 000 до 160 000 тенге в месяц;

– воспитатель (7 человек): заработная плата составляет от 115 000 до 160 000 тенге в месяц (в зависимости от категории);

– сотрудник налоговой службы (2 человека): заработная плата составляет 150 000 тенге в месяц;

– сотрудники государственной службы (2 человека): заработная плата составляет от 150 000 тенге в месяц;

– медицинские работники (мед.сестра – 6 человек, мед.статисты – 3 человека): заработная плата составляет от 110 000 до 150 000 тенге в месяц (в зависимости от категории);

– служба безопасности (10 человек): заработная плата составляет от 42 500 до 120 000 тенге в месяц;

– дизайнер (1 человек): заработная плата составляет 120 000 тенге в месяц;

– продавец-консультант (15 человек): заработная плата составляет до 100 000 тенге в месяц;

– юрист (8 человек): заработная плата составляет от 74 000 до 150 000 тенге в месяц;

– сотрудник ЦОНА (5 человек): заработная плата составляет 83 000 тенге в месяц;

– психолог в медицине (6 человек): заработная плата составляет от 73 000 до 90 000 тенге в месяц (в зависимости от стажа);

– помощник воспитателя (6 человек): заработная плата составляет 64 000 тенге в месяц;

– техничка (4 человека): заработная плата составляет до 58 000 тенге в месяц;

– дворник (3 человека): заработная плата составляет 34 000 тенге в месяц (пенсионеры).

Таким образом можно предположить, что заработная плата жителей города Павлодара составляет около 113 тысяч тенге в месяц.

При опросе одна из жительниц города Павлодара заявила, что она работает в одном из промышленных предприятий города Павлодара и на данный момент руководством рассматривается вопрос об изменении трудового договора. Связано это с тем, что будет изменена оплата труда, которая будет зависеть от выработки производства. И добавила, что руководство предприятия уже предупредило о том, что в случае, если работников не будут устраивать условия труда, то они могут написать заявления на увольнение.

Также жители города Павлодара отметили, что заработной платы не хватает и им приходиться подрабатывать в такси, на стройках (штукатур-маляр).

Кроме павлодарцев в опросе приняли участие два столичных жителя  – представитель судебной системы, заработная плата которого составляет 235 000 тенге в месяц и сотрудник индустрии красоты, его заработная плата составляет более 300 000 тенге в месяц.

По официальным данным, опубликованным 15 декабря 2021г. на сайте pavon.kz, в Павлодарском регионе среднемесячная зарплата жителей региона составляла 214 тысяч тенге, а также указано, что к 1 ноября 2021-го в регионе насчитали чуть больше 748 тысяч жителей. Почти 71% из них – городское население.

Таким образом официальные данные и результат социального опроса, проведенный юристом КМБПЧ имеют значительное расхождение по расчету среднемесячной заработной плате жителей Павлодарского региона.

Помимо самого опроса респондентам были оставлены контактные номера и при необходимости оказывалась юридическая консультация. Также участникам опроса был выдан раздаточный материал в рамках проекта «Трудовые права в РК».

Человек труда в мире «цифры»

Сотрудники Карагандинского филиал Бюро по правам человека провели встречи с директором Ассоциации предпринимателей и лидерами Профсоюзного центра Карагандинской области.

В преддверии Дня Независимости сотрудники карагандинского филиала Казахстанского международного бюро по правам человека провели рабочую встречу с директором Ассоциации предпринимателей Карагандинской области Сериком Санаубаевым.

В ходе рабочей беседы состоялся обмен новостями правового характера, а также были обсуждены грядущие перемены в трудовых отношениях в связи с их «дрейфом» в «цифру». Работа гиг-платформ всё больше и больше входит в экономику страны, порождая новый тип трудовых взаимоотношений, который должен вписаться в существующие и перспективные механизмы трипартизма и социального партнерства в Республике Казахстан, обеспечивая защиту человеку труда.

В этот же день была проведена рабочая встреча с лидерами Профсоюзного центра Карагандинской области – Булатом Жумабековым и Татьяной Шатохиной. На встрече также обменялись новостями, высказав свои опасения и некоторый скептицизм в отношении программы «Цифровой Казахстан». Уже сегодня следует посмотреть на отношение профсоюзов к открывающимся перспективам цифрового мира. Подспорьем в этой работе будут переданные Профсоюзному центру материалы и брошюры по трудовым правам.

Среди переданных брошюр предпринимателям и руководству профсоюзов: «Заработная плата», «Трудовой договор с несовершеннолетними и их защита», «Трудовой договор и его заключение по законодательству Республики Казахстан», «Прекращение трудового договора: теория и практика». Эти брошюры в большинстве своем были разработаны экспертами КМБПЧ.

Консультации, советы практического характера и отдельные нормы трудового законодательства, приведенные в изданных брошюрах, будут способствовать цивилизованности трудовых отношений в стране, в конкретных регионах и в Карагандинской области.

Кроме того, профсоюзы и правозащитники договорились о проведении 22 декабря текущего года круглого стола по теме «Цифровая экономика: перспективы развития профсоюзов». Полагаем, что интерес к теме круглого стола неподдельный и своевременный.

За фасадом известного отеля

В одном из столичных отелей, входящих в международную сеть, новое иностранное руководство решило, что из работников полагается выжимать все соки.

В столичный офис Бюро по правам человека обратился коллектив работников известного в городе отеля, входящего в одну из крупнейших международных сетей отелей и курортов.

Работники сообщили, что международная сеть назначила в отель нового директора-иностранца, установившего свои «порядки», которые никак не согласуются с действующим законодательством РК и нормами международного права.

В частности, новый директор увеличил работникам объем работ, который они должны будут выполнять. Так, в одном из отделов, состоящим из двух работников, вся работа легла на одного, после того как его коллега ушел из отеля по собственному желанию. Взамен двойной нагрузки работодатель оплачивал работнику премию в 20 000 тенге.

Примечательно то, что должностные инструкции многих работников просто исчезли из отдела кадров, что работодатель трактует как свою полную свободу в том, чем он может нагружать любого из работников.

Другой работник поведал, что более сорока человек, осуществляющих трудовые функции в отеле, не имеют трудовых договоров, а их отношения оформлены как гражданские, несмотря на то, что имеются все признаки трудовых правоотношений, что является нарушением действующего законодательства.

Более того, новый директор не стесняется открыто нанимать своих хороших знакомых, в том числе и иностранных, на важные должности в отеле, чья квалификация в некоторых случаях не соответствует занимаемой должности, а заработная плата при этом превышает оклады граждан Казахстана.

Работник А., непосредственным руководителем которого и стал такой иностранный «специалист», сообщил, что ему приходилось много времени тратить не на выполнение своих должностных обязанностей, а на «поддержку» иностранного начальника, так как он требует от работника тщательного сопровождения своих рабочих вопросов в виду низкой компетенции.

В результате этого А. подал заявление об увольнении, указав причиной оказывающееся на него давление со стороны иностранного «специалиста», однако директор гостиницы отказался принимать заявление в таком виде и потребовала его переделать, убрав формулировки об оказании давления со стороны своего земляка.

Помимо того, обратившиеся рассказали, что подвергаются травле на работе со стороны директора гостиницы и других приближенных к нему людей, позволяющих себе нарушать принципы этичного общения и выражаются нецензурной лексикой.

На данный момент коллектив отеля обратился к вышестоящему руководству, изложив свои проблемы, но ответа до сих пор не получил.

В ходе прошедшей беседы было рекомендовано сформировать на рабочем месте первичную профсоюзную организацию и начать вести переговоры с работодателем об утверждении единого штатного расписания, формировании должностных инструкций для каждого из работников, принятии единой и общедоступной политики в отношении премирования работников и начисления заработной платы, а также обеспечения равных возможностей при приеме на работу для всех кандидатов.

Также им было рекомендовано направить обращение в местную инспекцию труда с изложением всех выявленных нарушений, связанных с оформлением трудовых отношений, привлечению к принудительному труду и дискриминации на рабочем месте.

Коллектив пообещал держать Бюро по правам человека в курсе достигнутых успехов или возникновении дополнительных проблем.

Скорбная сотня

За десять месяцев уходящего года на предприятиях Павлодарской области пострадало, как минимум, сто работников.

Ранее Комитет труда, социальной защиты и миграции Минтруда РК опубликовал статью, что за 10 месяцев в Казахстане, в результате несчастных случаев на производстве пострадало 1197 работников, 169 из которых погибли. Там же было отмечено, что уровень производственного травматизма вырос на 2,4% по сравнению с аналогичным периодом 2020 года. При этом смертность от производственного травматизма снизилась на 3,6%. В публикации говорится, что высокий уровень производственного травматизма сохраняется в Карагандинской (пострадало 211 человек), Восточно-Казахстанской (153 человека), Актюбинской (97 человек), Павлодарской (96 человек), Костанайской (91 человек) областях.

В этой связи хотелось бы подробнее остановиться на Павлодарской области.

По официальным данным, за 10 месяцев 2021 года на производстве пострадало 96 человек. Однако при проведении мониторинга социальных сетей было зафиксировано за ноябрь 2021г. по информации СМИ еще два случая производственного травматизма, а в декабре 2021г., также по данным социальных сетей, очередные два несчастных случая на производстве. Таким образом, подводя итоги 2021 года, в Павлодарской области на производстве пострадало сто человек. Необходимо отметить, что наибольшее количество пострадавших отмечается на предприятиях промышленной и строительной отрасли.

В области действуют около тысячи промышленных предприятий, в том числе пятнадцать системообразующих обеспечивающие более 70% всего объема промышленного производства (ТОО “Богатырь Комир” (добыча угля), АО “Евроазиатская энергетическая корпорация” (добыча угля, производство электро-, теплоэнергии), Аксуский завод ферросплавов – филиал АО “ТНК Казхром” (производство ферросплавов), АО “Алюминий Казахстана” (выпуск глинозема, электроэнергии), АО “Казахстанский электролизный завод” (производство алюминия необработанного), ПФ ТОО “KSP Steel” (производство бесшовных труб и стали), ПФ ТОО “Кастинг” (выпуск стали), АО “Павлодарский нефтехимический завод” (производство нефтепродуктов, добыча минерального сырья, ремонт прочих машин и оборудования, снабжение паром и водой), АО “Станция Экибастузская ГРЭС-2” (выработка электроэнергии)).

Что же могло стать причиной несчастных случаев: Небезопасные условия труда или все-таки неосторожность самого работника? Данные инциденты фиксируются в Управлении комитета труда, социальной защиты и миграции Павлодарской области, но результаты проведенной проверки и предпринятые меры по несчастным случаям вышеуказанной организации нигде не публикуются.

Однако имеется случай, который произошел 29 сентября 2021г. в производственном цеху одного из предприятий Павлодара «Kas Ziegel». 58-летнего работника придавило станком по изготовлению кирпича. От полученных травм мужчина скончался на месте. Руководитель областного управления труда Аскар Капанов на брифинге в региональной службе коммуникаций прокомментировал: «Расследование несчастного случая завершено. Определено 100% вины предприятия. Среди ответственных – первый руководитель предприятия и сотрудник ИТР. Сам работник ответственным не считается, с его стороны грубой неосторожности не было, была обычная невнимательность».

Теперь материалы по делу о несчастном случае на производстве направлены в полицию.

Администрация предприятия с данным решением категорически не согласна и готова обжаловать данный акт в судебном порядке, так как, по словам сотрудников предприятия, имеются доказательства нарушения техники безопасности. По словам сотрудников, ими были принесены искренние соболезнования семье погибшего, оказана материальная помощь на погребенье в сумме миллиона тенге. В качестве компенсации была предложена сумма в размере еще трех миллионов, от которой родственники отказались. На данный момент трагедия никак не комментируется в СМИ и родственниками погибшего. Чем же завершится данный спор неизвестно. Также абсолютна неизвестна реакция профсоюзов (и реагируют ли они хоть как-то вообще).

Но за дальнейшим будет наблюдать юрист проекта по соблюдению трудовых прав Бюро по правам человека.

Заявление правозащитных организаций Казахстана

16 декабря 2021 г. исполняется 10 лет трагическим событиям в городе Жанаозен и посёлке Шетпе, когда после многомесячной забастовки рабочих-нефтяников в результате применения полицией огнестрельного оружия, в г. Жанаозен и находящемся неподалёку п. Шетпе по официальным данным, погибло 17 человек и более 86 получили ранения.

На прошедших в 2012 году уголовных процессах, в результате которых ряд рабочих активистов и нефтяников были приговорены к длительным срокам лишения свободы якобы за участие в массовых беспорядках, подсудимыми рабочими были сделаны заявления о пытках в ходе так называемого следствия, массовых задержаниях и избиениях жителей Жанаозена. Ни одно из этих заявлений не было расследовано объективно и беспристрастно. Были также осуждены пять полицейских за превышение должностных полномочий, однако осталось неизвестным, кто отдал приказ полиции стрелять по невооруженным людям.

Мы считаем, что в ходе трагических событий в Жанаозене и Шетпе, государство нарушило право на жизнь, применив летальное оружие против мирных жителей, право на свободу от произвольных задержаний, свободу от пыток, право на справедливый судебный процесс.

Верховный Комиссар ООН по правам человека Нави Пиллэй и спецдокладчик ООН по свободе мирных собраний и объединения Майна Киаи заявили о том, что для восстановления доверия народа Казахстана «необходимо проведение международного независимого расследования Жанаозенских событий».

Поддерживая этот призыв, мы требуем:

1. Проведения тщательного расследования всех фактов пыток и наказания виновных в их совершении.

2. Расследовать всю информацию о насилии в отношении задержанных женщин в Жанаозене 16, 17, 18 декабря 2011 года. 

3. Провести объективное всестороннее расследование убийств в Жанаозене и Шетпе: Жаксылыка Турбаева, Жансауле Карабалаевой, Базарбая Кенжебаева, Александра Боженко, Торебека Тулегенова (Шетпе) и Галымжана Кенжебаева, а также других лиц, отсутствующих в официальном списке погибших.

4. Дать правовую оценку действиям государственных органов, начиная от акиматов, департамента полиции, органов прокуратуры, Комитета национальной безопасности, руководства нефтяных кампаний «Каражанбасмунай», «Озенмунайгаз», а также «Ерсай каспиан контрактор» в ходе забастовкок 2011 года, во время и после расстрела 16 декабря 2011 года, включая следственные действия и судебные процессы 2012 года.

5. Расследовать и дать правовую оценку событиям в Шетпе: действиям всех, находившихся там правоохранительных органов и местного акимата, когда был убит сотрудник МЧС Торебек Тулегенов и ранены местные мирные жители. Обстрелу тогда подверглись и некоторые дома жителей Шетпе. 

6. Расследовать и привлечь виновных к ответственности за применение пыток и насилия в отношении осужденных жанаозенцев и шетпинцев в пенитенциарной системе Казахстана, поскольку смерти Максата Досмагамбетова (Жанаозен) и Габидена Бахытжана (Шетпе) напрямую связаны с условиями их содержания в учреждениях системы Комитета уголовно-исполнительной системы МВД РК.

7. Реабилитировать и предоставить материальные компенсации со стороны правительства Казахстана всем семьям убитых и раненых в Жанаозене и Шетпе 16-18 декабря 2011 г.

ОФ Либерти

Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Международная Правовая Инициатива

ОФ Ар.Рух.Хак

Свои и чужие

Воспитатели костанайского дома-ребенка уже несколько лет не могут добиться повышения заработной платы. Все потому, что ни управление здравоохранения, ни управление образования не считает их своими.

Без индексаций заработных плат вынуждены жить годами педагоги, работающие в КГУ «Костанайский дома-ребенка «Дельфин». Все по причине того, что работают они в учреждении здравоохранения, не несущего ответственность за сферу образования.

Работники попытались было узнать причины бездействий со стороны родного ведомства. Ответ оказался прост:

«В соответствии с Законом РК от 27 декабря 2019г. № 239-VI «О статусе педагога», педагог – лицо, имеющее педагогическое или иное профессиональное образование по соответствующему профилю и осуществляющее профессиональную деятельность педагога по обучению и воспитанию обучающихся и (или)воспитанников, методическому сопровождению или организации образовательной деятельности. Действие Закона распространяется на педагогов, осуществляющих профессиональную деятельность в дошкольных организациях образования, организациях среднего (начального, основного среднего, общего среднего) технического и профессионального, послесреднего образования, организациях дополнительного образования для детей, специализированных, специальных организациях образования, организациях образования для детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также в методических кабинетах.

Перечень должностей, на который распространяется статус педагога, утвержден приказом Министерства образования и науки Республики Казахстан от 15 апреля 2020г. №145 «Об утверждении Перечня должностей педагогов». В этой связи, вышеуказанная норма Постановления № 1193 не распространяется на педагогов, работающих в государственных учреждениях и казенных предприятиях сферы здравоохранения».

Другими словами, вы – не наши.

Значит ли это, что если работник – педагог и работает в организациях здравоохранения, то ему можно платить меньше? Однозначно, нет, иначе работодатель подвергает своих работников дискриминации. Причем, это только часть проблемы. Многие педагоги аттестованы, но ряд из них не может получить аттестацию. Руководством «Дельфина» направлялось обращение в Управление образования Костанайский области, последнее дало краткий ответ – в соответствии с законом, «для проведения аттестации педагогических работников и приравненных к ним создаются аттестационные комиссии соответствующих уровней в уполномоченных органах соответствующей отрасли».

Однако, в уполномоченных органах здравоохранения не регулируется вопрос аттестации педагогов, только медицинских работников. Одновременно и уполномоченный орган образования не регулирует вопрос аттестации педагогов, которые работ в сфере здравоохранения. И как быть?

К сожалению, но это ситуации говорит только об одном, что не в зависимости от того, где фактическое место работы, человек не может быть ущемлен в каком-то праве, и уполномоченные на то органы обязаны решить эту проблему совместно, а не перекладывать друг на друга …

Уязвимы более других

В Уральске в ходе встречи юриста филиала Бюро по правам человека с руководителем Центра социальной адаптации для лиц, не имеющих определенного места жительства подняли больные вопросы неофициального трудоустройства и обмана со стороны работодателей.

Юрист Западно–Казахстанского филиала Бюро по правам человека Татьяна Думчева провела в Уральске встречу с Ерланом Мустафиным, руководителем Центра социальной адаптации для лиц, не имеющих определенного места жительства. В ходе данного мероприятия обсуждались вопросы законного трудоустройства и выплаты заработной платы. 

Сотрудник Бюро изложила основные положения трудовых прав, после чего провела экскурс по заключению трудовых договоров и постаралась объяснить, как не оказаться обманутым работодателем в период действия моратория на проведение проверок.

Помимо этого, обсудили вопросы дальнейшего содействия филиала правозащитной организации с Центром в части документирования проживающих там лиц для дальнейшей возможности официального трудоустройства. Не секрет, что большинство обитателей социального учреждения работают неофициально и, как правило, оказываются обманутыми работодателями при попустительстве государственных уполномоченных органов по защите трудовых прав.

Превратности труда в ЦА

В столице Кыргызстана прошла встреча делегатов четырех республик региона в рамках пятой конференции Мониторинговой миссии по трудовым правам в Центральной Азии.

С 7 по 9 декабря параллельно XV международному фестивалю документальных фильмов по правам человека «Бир дуйно 2021» в Бишкеке состоялась пятая конференция Мониторинговой миссии по трудовым правам в Центральной Азии.

В ходе панельной дискуссии и представления докладов, представители профсоюзных и неправительственных организаций центрально-азиатского региона обсудили состояние профсоюзного движения, а также положения наемных работников.

Так, редактор turkmen.news Руслан Мятиев рассказал о принудительном труде в Туркменистане и о докторе Хурсанай Исматуллаевой, которая сначала была незаконно уволена, а потом получила девять лет лишения свободы за отказ назначать пациентам ненужные операции и процедуры с целью пополнения больничной кассы.

Участники конференции выразили солидарность с жертвой туркменского диктаторского режима. Они сфотографировались, держа в руках плакаты с ее фото и подписью: «Место врача — в больнице, не в тюрьме. Свободу Хурсанай Исматуллаевой!».

О состоянии работников и профсоюзного движения в Казахстане рассказали представитель Казахстанского международного бюро по правам человека Дмитрий Тихонов, руководитель ОФ «Либерти» Галым Агелеуов и председатель отраслевого профсоюза топливно-энергетического комплекса Куспан Косшыгулов.

В своих выступлениях спикера поведали о борьбе независимых профсоюзов за свои права, проведении различных мероприятий по продвижению трудовых прав на законодательном уровне, а также о положении работников в период пандемии COVID-

Также в ходе панельной дискуссии и выступлений спикеров была отмечена необходимость помнить о трагических событиях десятилетней давности, когда полицейскими была расстреляна мирная демонстрация рабочих, бастовавших на центральной площади Жанаозена.

Делегаты из других стран подтвердили свою солидарность с пострадавшими нефтяниками, а также с рабочими, борющимся за свои права. В канун 10-летней годовщины расстрела рабочие организации мира намерены провести пикеты солидарности у диппредставительств Казахстана в других странах.

Узбекская делегация в ходе своих выступлений рассказала о трудном положении независимых организаций в стране. Однако, как отметили многие спикеры, после прихода к власти нового президента Шавката Мирзиеева ситуация в стране начала несколько меняться в положительную сторону. Как результат, в Узбекистане был зарегистрирован независимый профсоюз, что в настоящее время сложно представить в Казахстане.

Всего на мероприятии присутствовало около 50 делегатов независимых профсоюзов и других неправительственных организаций из четырех стран Центральной Азии (за исключением Таджикистана). Также на встречу прибыли представители России и Украины.

Разговор об альтернативах лишению свободы в Казахстане

6 декабря Талдыкорганский региональный центр поддержки женщин провёл круглый стол на тему «Альтернатива лишению свободы в Казахстане: современное состояние и перспективы». Участники круглого стола обсудили доклад, подготовленный директором Восточно-Казахстанского филиала КМБПЧ, доктором юридических наук Куатом Рахимбердиным. Публикуем краткое изложение этого доклада.

Альтернативные меры наказания: общие положения

Одним из направлений строительства правового государства в Казахстане за три десятилетия независимости стала системная трансформация уголовной политики. В ходе этой трансформации были приняты новые кодексы – Уголовный, Уголовно-процессуальный и Уголовно-исполнительный, в общем и целом соответствующие современной парадигме гуманизации уголовной политики и ресоциализации лиц, преступивших закон.

Важным проявлением этой парадигмы стало значительное уменьшение численности «тюремного населения». С третьего места в мире по соотношению числа содержащихся в пенитенциарных учреждениях на 100 тысяч населения, занимаемого бывшим СССР в начале 90-х годов, современный Казахстан переместился на 95-е место в мире. В настоящее время в Казахстане число граждан, подвергнутых альтернативным мерам наказания, превышает количество содержащихся в местах лишения свободы.

Весьма рельефным проявлением возросшей роли альтернативных мер в уголовной политике Республики Казахстан, стало возникновение и развитие системы пробации, которая впервые среди государств Центральной Азии получает концептуальное и законодательное оформление. Таким образом альтернативные меры следует рассматривать в системной связи наказаний без лишения свободы, с пробацией и предусмотренным ею режимом посткриминального контроля.

Наказание в виде ограничения свободы

Согласно статье 44 УК РК ограничение свободы состоит в установлении пробационного контроля за осужденным на срок от шести месяцев до семи лет и привлечении его к принудительному труду по 100 часов ежегодно в течение всего срока отбывания наказания.

Данный подход законодателя вызывает сомнение с точки зрения юридической техники, обоснованности и корректности. Пробационный контроль предлагается считать составной частью наказания и его содержанием, однако, содержание любого наказания – это возмездное, карательное правоограничение. В мировой практике пробация выступает не как наказание, а в качестве особой формы социально-правового контроля и метода ресоциализации осужденных. Рассматривать эту меру как элемент, находящий­ся внутри наказания, методологически ошибочно и не соответствует социальной значимости института пробации.

Полагаем также, что продолжительность ограничения свободы до 7 лет является чрезмерной. Все эти годы осужденный должен находиться на учёте в органах пробации, претерпевать правовые ограничения и подвергаться контролю со стороны государства. В этих условиях неизбежно возникают риски конфликтов, напряжённости во взаимоотношениях между персоналом органов и осужденных. С другой стороны, слишком продолжительный пробационный контроль, «стирает» первоначальный эффект уголовно-правового воздействия. Наказание превращается в привычную повседневность и уже не воспринимается осужденным так, как это было при его назначении. Таким образом, установленный в ст.44 УК РК, верхний предел ограничения свободы, нецелесообразен и не оправдан, в плане решения воспитательно-предупредительных задач, стоящих перед альтернативами лишения свободы.

Необходимо отметить, что законодатель, используя словосочетание «принудительный труд», допустил несоответствие рекомендациям конвенции Международной организации труда и другим документам, которые считают принудитель­ный труд неприемлемым. Таким образом, вследствие методологической ошибки национального законодателя, сложилась парадоксальная ситуация. Международные стандарты не считают принудительным труд осужденных при отбывании наказания и в целом запрещают принудительный труд как дискриминационный и нарушающий важнейшие права и свободы человека. Казахстанский законодатель при этом допускает принудительный труд, ошибочно усматривая его признаки в работе осужденных, отбывающих альтернативные наказания.

Таким образом, имеются явные резервы для дальнейшего совершенствования наказания в виде ограничения свободы. Строго говоря, оно в большей степени выглядит как мера уголовно-правовой безопасности. Дефиниция мер безопасности пока не нашла официального признания и закрепления в уголовном законодательстве РК, однако она является весьма перспективной.

Наказание в виде привлечения к общественным работам

Наиболее ярким альтернативным наказанием является привлечение к общественным работам (ст.43 УК РК). Главным достоинством этого наказания является его ресоциализующая и воспитательно-профилактическая направленность. Выполняя работу, приносящую реальную пользу обществу и обладающую социальной значимостью, осужденный меняет своё отношение к совершённому им преступлению, переосмысливает собственное поведение и начинает чувствовать свою рефлексию в отношении ценностей, важных для общества.

Следует отметить, что законодатель не совсем точно определил содержание данного наказания. Согласно ч. 1 ст. 43 УК РК, общественные работы состоят в выполнении осужденным не требующих определённой квалификации бесплатных общественно-полезных работ. Если толковать это положение закона буквально, то получается, что при данном наказании в качестве главного лишения должен выступать сам труд осужденного. Но это недопустимо, поскольку труд должен быть не источником страданий для осужденного, а лишь одним из средств его ресоциализации.

Продолжительность общественных работ составляет от 20 до 200 часов за уголовные проступки и от 200 до 1200 часов за преступления небольшой и средней тяжести. Следует отметить, что это достаточно серьёзная продолжительность, соответствующая практике применения данного наказания в отдельных государствах.

Как показывает сложившийся опыт, данная правовая мера отбывается в форме преимущественного неквалифицированного физического труда (благоустройство парков и скверов, зданий социального значения, уборка снега в зимнее время). Однако мы полагаем, что при исполнении данного наказания должны использоваться любые виды труда, лишь бы он соответствовал возможностям осужденного и был полезен для общества, имел социальную значимость и ценность. Под воздействием положительных эмоциональных переживаний, связанных с оценкой своего труда как способного помочь людям в решении их актуальных проблем, осужденный будет испытывать нравственные изменения, преображение своих взглядов и ценностных ориентаций.

Что касается иных целей наказания, то, например цель специального предупреждения достигается за счёт того, что осужденный, трудясь в свободное от работы или учёбы время на соответствующем объекте, не будет иметь возможности совершить новое правонарушение, либо такая возможность будет минимальной. Наказание в виде привлечения к общественным работам, может обеспечить и достижение цели общей превенции, поскольку для определенной части «неустойчивых» лиц, возможность бесплатно трудиться достаточно продолжительный срок несомненно обладает сдерживающим эффектом.

Наказание в виде исправительных работ

Эта мера наказания установлена статьей 42 УК РК, по смыслу которой это есть денежное взыскание, которое заключается в ежемесячном удержании и перечислении в специализированный фонд помощи потерпевшим до 50% заработной платы осужденного. При этом общий объем удержаний должен соответствовать определённому количеству месячных расчетных показателей.

Фактичес­ки исправительные работы представляют собой разновидность штрафа в рассрочку. Вполне очевидно, что для наказания, альтернативного лишению свободы, это уголовная репрессия избыточного масштаба. Она ставит осужденного в худшие условия по сравнению с осужденными к другим наказаниям. Карательные правовые ограничения исправительных работ могут оказаться чрезмерными, особенно по сравнению с ранее действовавшей нормой, когда максимальная продолжительность исправительных работ не превышала двух лет.

Полагаем, что избыточная репрессивность исправительных работ может существенно осложнить реализацию социальных прав осужденного, который в течение всего срока отбывания наказания будет находиться на учёте в органах пробации, не имея права сменить место работы по своему усмотрению. Такие ограничения фактически перерастают в дискриминацию осужденного к исправительным работам относительно других осужденных, подвергнутых иным видам альтернативного наказания.

По существу это наказание ограничивает имущественные права осужденного, но обозначать исправительные работы денежным взысканием не вполне корректно. Дело в том, что при уплате штрафа осужденный самостоятельно отдаёт в бюджет государства денежные средства, которыми он располагает, тогда как исправительные работы поражают не столько имущественные, сколько социальные и трудовые права осужденного. Решение законодателя, превратив­шего исправработы в некий гибрид штрафа и исправительно-трудового воздействия, лишь многократно усилило репрессивность исправительных работ.

Абсолютной новизной, разрывающей с классическими традициями института наказания, стал компенсационный характер исправительных работ. Еще в 60-х годах прошлого века советский исследователь М.Д. Шаргородский утверждал, что никакое наказание никому ничего не возмещает и не компенсирует. В принципе этот тезис никем не оспаривался, однако статья 42 УК демонстрирует новый подход к данному вопросу. Она устанавливает, что ежемесячные удержания из заработка осужденного перечисляются в фонд компенсации потерпевшим. Ины­ми словами, исправработы выполняют компенсационную функцию, принуждая осужденного возмещать причинённый им ущерб.

Наказание в виде штрафа

Согласно статье 41 УК РК, штраф есть денежное взыскание, назначаемое в размере определённого количества месячных расчетных показателей. По терминологии Токийских правил ООН штраф относится к экономическим санкциям. По существу это наказание разового характера, исполнение которого завершается в момент полной уплаты штрафа. Денежное взыскание поражает сферу имущественных прав осужденного, объектом его принудительного воздействия является право собственности на денежные средства, которые осужденный теряет в объемах, установленных законодательством. В условиях рыночной экономики и существующих социальных реалий это достаточно ощутимое и болезненное правоограничение.

Нижняя граница штрафа за уголовное преступление составляет 200 МРП, а верхняя – 10.000 МРП, что на сегодняшний день эквивалентно 30 миллионам тенге. При совершении же уголовного проступка планка штрафа значительно ниже – от 20 до 200 МРП. Иное правило будет работать, если штраф назначен за коррупционное преступление – тогда он будет кратным сумме взятки, полученного дохода или не поступивших платежей в бюджет. Об этом свидетельствуют многомиллионные штрафы, назначаемые высокопоставленным  чиновникам за коррупционные преступления. При этом вызывает удивление, из каких источников оплачивают осужденные подобные штрафы. Их назначение наглядно иллюстрирует масштабность социального расслоения, сложившегося в современном казахстанском обществе.

В Казахстане, как и во многих государствах постсоветского пространства, штраф не получил значительного распространения в судебной практике. Это обусловлено уровнем социального благополучия населения, низкой платёжеспособностью большинства осужденных и опасением судов относительно того, что штраф будет выплачен. Напротив, опыт государств Западной Европы, США и Японии свидетельствует о высокой частоте применения штрафа как особого вида уголовного наказания.

* * *

Это были фрагменты доклада нашего коллеги Куата Рахимбердина на заседании круглого стола по альтернативным мерам уголовного наказания, который прошёл 6 декабря.