Проблемный «SemeyBus»: процесс пошел

Завершился первый судебный процесс по иску работника к крупному пассажирскому перевозчику из Семея, 49% уставного капитала которого принадлежит городскому акимату. На подходе еще около двух десятков исков.

(другие материалы, касающиеся ситуации в ТОО «Semey bus»: «Автоперевозчик ТОО «Semey Bus» и «война нервов»«Автобусный парк «Semey Bus»: нарушений полный салон, а проверок нет»«Нарушайте, не стесняйтесь!»)

13 августа этого года ранее уволенная работница многострадального перевозчика ТОО «SemeyBus» Наталья Борисевич обратилась в Семейский городской суд с исковым заявление о защите своих трудовых прав. В своем исковом заявление Наталья Борисевич выдвинула следующие требования:

1. О признании незаконным приказа о расторжении трудового договора, восстановлении на работе;

 2. О взыскании заработной платы за время вынужденного прогула;

 3. О взыскании заработной платы за время сверхурочных работ;

 4. О возмещении морального вреда к о взыскании заработной платы.

Почти четыре месяца шло судебное разбирательство. Суд прошел под председательством судьи Камшат Ибраевой в онлайн режиме. Услуги представителя – адвоката Айжан Дарибаевой были оплачены Казахстанским международным бюро по правам человека и соблюдению законности.

Наталья Борисевич считает, что администрацией ТОО «SemeyBus» систематически нарушались права работников. По ее словам, «при норме часов 8 часов в день и 40 часов в неделю истец и все работники автобусного парка работали по 14-16 часов. Водители управляют источником повышенной опасности, поэтому им нужен 12 часовой отдых, фактически они отдыхали по 4-5 часов». Более того представителем истца было сказано в ходе судебного разбирательства, что «при учете рабочего времени не учитывалось время для подготовки к работе, то есть кондуктора должны были получить билеты в кассе, пройти медосмотр, произвести уборку автобуса. Вечером также после окончания маршрута должны были заправить автобус, сдать кассу».

Опрошенные по ходатайству истца свидетели подтвердили, что вынуждены были ждать дежурный автобус и домой приезжали только после 23 часов вечера. Также подтвердили, что на совещании руководством было озвучено о том, что листки о временной нетрудоспособности не будут оплачивать, в связи с чем рекомендовали в случае болезни сообщать диспетчеру для замены кондукторов и отлежаться дома до выздоровления.

10 ноября судья Камшат Ибраева вынесла решение – исковое заявление Натальи Борисевич удовлетворить частично.

Суд признал незаконным и отменил приказ директора ТОО от 30 марта 2020 года о расторжении трудового договора с Борисевич на основании подпункта 8) пункта 1 статьи 52 Трудового кодекса. Также суд обязал взыскать с ТОО «Semey Bus» в пользу истца заработную плату за время вынужденного прогула в размере 500 000 тенге с удержанием при выплате обязательных пенсионных взносов и подоходных налогов, взносов на обязательное медицинское страхование. Наконец, суд обязал взыскать с перевозчика заработную плату в пользу Борисевич за сверхурочные часы работ в сумме 42 651 тенге, оплату за выходные и праздничные дни в сумме 32 616 тенге, компенсацию морального вреда в сумме 50 000 тенге, всего 125 267 тенге.

Однако, в части иска о восстановлении на работе, о взыскании компенсации морального вреда в сумме 250 000 тенге и в остальной части иска о взыскании заработной платы за время сверхурочных работ в сумме 1 042 643 тенге – отказать.

Решение суда в части взыскания заработной платы за три месяца в сумме 300 000 тенге обратить к немедленному исполнению.

Наталья Борисевич в целом довольна решением суда первой инстанции. И тем не менее она планирует подать апелляционную жалобу в судебную коллегию по гражданским делам Восточно-Казахстанского областного суда.

Со своей стороны считаем, что данное решение по иску Натальи Борисевич является знаковым в затянувшемся трудовом конфликте между администраций ТОО «Semey Bus» и работниками.

Уже более двадцати бывших работников ТОО «Semey Bus» планируют в суде добиться выплаты за переработанные часы, а также пенсионных и других отчислений.

Конфликт между работниками ТОО «Semey Bus» и его сотрудниками длился почти год. Только когда работники, чьи права нарушались повсеместно, вышли на забастовку, что-то сдвинулось. И проверяющие органы сразу же прозрели и нашли 72 нарушения у предприятия, чьи 49% принадлежат акимату Семея.

Кому вредные условия, кому прибыль

Сотни работников АО «СНПС – Актобемунайгаз» не могут получить в полной мере причитающихся надбавок к заработной плате. Руководство компании самовольно приняло решение снизить доплату за работу и проживание в условиях экологического бедствия на 30%. Как ожидаемо, государство в лице Минтруда всецело поддержало инициативу иностранного собственника.

В Казахстанское международное бюро по правам человека обратились работники АО «СНПС – Актобемунайгаз», которые работают вахтовым методом на месторождении Жанажол в Мугалжарском районе Актюбинской области, но проживают в Шалкарском районе, который (согласно ч.2 ст.3 Закона РК от 30 июня 1992 года №1468-XII «О социальной защите граждан, пострадавших в следствии экологического бедствия в Приаралье») входит в зону экологической катастрофы.

На протяжении всего периода трудовой деятельности работники нефтегазового предприятия получали от работодателя надбавки к заработной плате в размере 50% от оклада.

Данный аттракцион «невиданной щедрости» от АО «СНПС – Актобемунайгаз» регламентировался ч.1 ст.13 Закона №1468-XII: Социальная поддержка населения. Населению, проживающему в зоне экологического бедствия, устанавливаются:

оплата труда, стипендии с применением коэффициента за проживание в экологически неблагополучных условиях по зонам : Экологической катастрофы – 1,5;

ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск (сверх отпуска, предоставляемого за работу с вредными условиями труда по зонам: экологической катастрофы – 12 календарных дней.

Однако 29 декабря 2016 года руководство АО «СНПС- Актобемунайгаз» вынесло приказ за №475, в котором говорилось, что «работникам, фактически работающим вахтовым методом, и работникам, работающим по пятидневной рабочей неделе в зоне экологического предкризисного состояния – на территории Мугалжарского, Темирского, Байганингского районов, выплачивается доплата по Приаралью в размере 20% от месячной тарифной ставки или должностного оклада , так как в период осуществления трудовой деятельности за работником признается фактическое место жительство в данном регионе».

Таким образом руководство АО «СНПС- Актобемунайгаз» решило, что раз работник на период своей трудовой деятельности работает в другом регионе, не входящем в зону экологической катастрофы, то можно доплату к заработной плате снизить на 30%.

Работники нефтегазовой компании, справедливо посчитав, что их незаконно лишили надбавок, обратились за помощью к Министерству труда и социальной защиты населения РК. Но, как уже повелось, профильное министерство полностью поддержало действие транснациональной компании.

Ответ Минтруда за подписью Нургалиевой Е.Ж., Оспанкуловой Т.К., Шапкеновой С.Ж., Курмангалиевой А.Д. и Нурымбетова Б.Б.) поверг рабочий коллектив в шок. В нем говорилось, что «…работник должен не только проживать, но и работать на территории экологического бедствия или радиационного риска».

Тем временем, Трудовой кодекс РК говорит совершенно об обратном. В основном трудовом законе ясно и чётко приписаны гарантии работников, осуществляющих трудовую деятельность в зонах экологического бедствия и радиационного риска. Ни о какой трудовой деятельности в зоне проживания речь и не идёт.

Вопрос с начислениями экологических надбавок так и остаётся открытым с 2016 года. АО «СНПС – Актобемунайгаз» является единственной организацией на территории Актюбинской области, необоснованно снизившей доплату экологических надбавок работникам, которые проживают в зоне экологической катастрофы.

Автобусный парк «Semey Bus»: нарушений полный салон, а проверок нет

Только когда работники семейского автобусного вышли на коллективную забастовку, государственные органы впервые за полгода прозрели и разом выявили 72 нарушения трудовых прав.

В Семее продолжается трудовой конфликт между руководством автокомбината ТОО Semey Bus и работниками этого автоперевозчика. 10 августа – в день 175-летия великого Абая – водители автобусного парка объявили забастовку и не вышли на маршруты. После десятка заявлений и обращений в различные инстанции работников крупнейшего семейского автоперевозчика государственные уполномоченные органы региона стали реагировать и начали проверять факты, изложенные работниками.

Так 12 августа брифинг в Информационном центре ВКО с участием заместителя руководителя областного управления государственной инспекции труда Кайрата Аблкайрова.

Он сообщил, что в ТОО «Semey Bus» по обращениям Жакияновой и Яковенко, а также по коллективной жалобе работников предприятия распоряжением акима области Даниала Ахметова проведена проверка, которая выявила многочисленные факты нарушений трудовых прав работников.

– В ходе проверки установлено 72 нарушения трудового законодательства РК. А именно, по несоответствию содержания трудовых договоров, оплате за работу в выходные и праздничные дни, сверхурочное время, соблюдению режима рабочего времени и времени отдыха. Также невыплате заработной платы в сроки, установленные трудовым законодательством, невыплате пени за просрочку выплаты заработной платы, неправильному начислению заработной платы, ненадлежащим образом принятым актам работодателя в части увольнения и ознакомления работников, неначислению выплаты компенсации за неиспользованные дни трудового отпуска. По результатам проверки управлением госинспекции труда работодателю в лице ТОО «Semey Bus» выдано предписание об устранении нарушений до 31 августа, – отметил Кайрат Аблкайров.

Также юридическое лицо, сообщил он, привлечено к административной ответственности по статьям 87 часть1, 87 часть 3 Административного кодекса РК (нарушение требований об оплате труда) в размере 120 минимальных расчетных показателей (МРП). С апреля 2020 года размер МРП составляет 2778 тенге. 120 МРП = 333 360 тенге.

Таким образом, более полугода потребовалось чиновникам Восточно-Казахстанского областного Управления государственной инспекции труда, чтобы «выявить» факты о нарушениях трудового законодательства в ТОО, о которых буквально кричали работники автоперевозчика.

Группа активистов из числа действующих и уволенных работников предприятия пытается защитить свои социальные права, но натыкается на отпор мощной бюрократической машины. Представители инициативной группы работников получили десятки дежурных «отписок» от должностных лиц государственных органов ВКО, которые по роду своей должностных полномочий должны защищать права и законные интересы трудящихся. Одним из подобных стал ответ заместителя руководителя Управления государственных доходов по г. Семей М. Жумагалиева (исходящий номер 03-25/6704 от 03.08.2020 г.) Даулетовой Д.М. и сотрудникам ТОО «Semey Bus».

Сотрудники ТОО «Semey Bus» получили очередную отписку и от налогового органа г. Семей. В официальном письме говориться следующее: «Управление государственных доходов по г. Семей на Ваше коллективное обращение за №ЖТ – Д – 1653от 28.07.2020 г. относительно проверки в отношение ТОО “Semey Bus” сообщает следующее. Согласно официального сайта Министерства национальной экономики e-license.kz ТОО “Semey Bus” относится к субъекту микропредпринимательства.

В соответствии с Указом Президента РК от 29 декабря 2019 года №229 «О введении моратория на проведение проверок и профилактического контроля, и надзора с посещением в Республике Казахстан», центральным государственным и местным исполнительным органам прекращены с 1 января 2020 года до 1 января 2023 года проверки и профилактический контроль и надзор с посещением субъектов малого предпринимательства, в том числе и субъектов микропредпринимательства. В связи с вышеизложенным, так как ТОО Semey Bus является субъектом микропредпринимательства» произвести проверку не представляется возможным».

В свою очередь, должностные лица Управления государственных доходов по г. Семей сослались на Указ главы государства, согласно которому, по их утверждению, провести проверку хозяйствующего субъекта невозможно. А по существу заявителям-работникам отказано в защите их социальных прав со ссылкой на президентский указ.

Полагаем, однако, что позиция Управления госдоходов по г. Семей мало коррелирует с законодательством республики. В соответствии с которым проверки хозяйствующих субъектов малого бизнеса являются плановыми и внеплановыми. И здесь указ президента касается прежде всего плановых проверок, временное приостановление которых действительно необходимо для ослабления административного давления на малый бизнес. Что касается внеплановых проверок, то они проводятся при наличии оснований, одним из которых выступают жалобы граждан на различные нарушения их прав. Как раз такая жалоба и подана группой работников, на что государственные органы обязаны принимать своевременные меры по устранению допущенных нарушений.

В этом отношении коллективная жалоба является безусловным основанием для проведения внеплановой проверки ТОО Semey Bus. А вот отказ от проведения подобной проверки следует рассматривать как произвольное и расширительное толкование нормативного правового акта Главы государства.

И, наконец, вопрос: каким образом крупнейший автоперевозчик (по данным акимата Семея, на данном предприятии трудятся 701 работник) отнесен к субъектам малого бизнеса?

Уроки труда

В Бюро по правам человека представили результаты за 10 месяцев проекта по трудовым правам.

Между сохранением остатков малого и среднего бизнеса и соблюдением прав работников государство явно сделало свой выбор в пользу первых. О чем свидетельствуют отказы полномочных органов реагировать на жалобы сотрудников производств, со ссылкой на президентский запрет на любые проверки.

С сентября 2019 года Бюро по правам человека осуществляет проект по соблюдению трудовых прав в Казахстане при поддержке «Центра Солидарность». И нередко люди приходили в организацию с жалобами на то, что невозможно чего-либо добиться от государственных структур, сталкиваясь с явными или скрытыми формами нарушения трудовых прав.

В то же время ситуация и с безработицей, и с соблюдением трудовых прав в Казахстане близка к катастрофической. В начале июня министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов озвучил цифру в 4,2 миллиона человек, потерявших работу во время карантина. Тогда как центр прикладных исследований «Талап» в 2018 году представлял картину трудозанятости по стране в 9 млн: из них 2,5 миллиона – неактивных, 0,4 млн. безработных, а еще 2,1 – так называемые самозанятые или замаскированные безработные.

Так что сложившееся в Казахстане положение никак нельзя назвать оптимистичным.

— Видя ситуацию с трудовыми правами граждан, ситуацию с профсоюзами, проект появился вовремя, и он актуален как никогда, — высказался заместитель директора Бюро по правам человека Денис Дживага. По его данным, с сентября 2019 года юристами Бюро в большинстве регионов страны было выявлено 280 трудовых нарушений. И поскольку каждый кейс мог включать десятки пострадавших, то юридическую помощь получило уже порядка 700 человек (как в филиалах Бюро по правам человека, так и онлайн или по телефону в период карантина).

— Мы видим, что уровень правовой культуры, правового сознания наших граждан, он невысок, и особенно сейчас – в условиях пандемии коронавируса, — включается в разговор директор Восточно-Казахстанского филиала Бюро Куат Рахимбердин.

Он привел данные Международной организации труда, согласно которым в мире 38% рабочей силы заняты в секторах, которые сталкиваются с серьезными сокращениями производств. Что же касается Казахстана, то…

— В первую очередь люди сталкиваются с проблемами при заключении и расторжении трудовых договоров, вопросы заработной платы. Очень серьезная проблема – деятельность согласительных комиссий как внесудебного инструментария разрешения индивидуальных трудовых споров, — перечисляет он.

Чтобы как-то помочь людям, которые не имеют даже базовых юридических знаний и возможности для получения квалифицированной юридической помощи Куат Рахимбердин подготовил пять брошюр (на казахском и русском языках) в помощь работникам, столкнувшимся с проблемами на производстве. Есть даже отдельно по трудовым правам несовершеннолетних.

— Когда писали эти брошюры, мы отказались от канцелярского юридического языка. Простым языком, доступно пытались разъяснить сложные хитросплетения казахстанского трудового законодательства, чтобы они были понятны для всех наших граждан, — поясняет Куат Рахимбердин.

При этом проект – не только юридическая и информационная помощь, но еще содействие при создании первичных профсоюзов, разрешение конфликтных ситуаций. И даже получилось вернуть преподавателям Восточно-Казахстанской области недоплаченные 300 миллионов тенге.

Денис Дживага вполне логично предполагает, что число тех, чьи права нарушаются будет только расти, тогда как до окончания проекта осталось два года. В то же время он выразил надежду, что по завершении проекта его результаты помогут дать определенный задел властям Казахстана для пересмотра своего отношения к работающим.

Скачать брошюры можно по этой ссылке: https://labor.bureau.kz/index.php/broshury/

Нам не привыкать

Казахстан вновь попал в десятку наихудших стран для трудящихся. С завидным постоянством наша страна оказывается в антирейтинге третий год подряд, а теперь еще помимо государства внес свою лепту в нарушения прав и коронавирус.

По мнению Международной конфедерации профсоюзов, сейчас трудовые права оказались под прицелом правительств всего мира и причина тому всем известна: пандемия коронавируса.

По утверждению Генерального секретаря МКП Шаран Барроу, правительства и работодатели всего мира ограничивают права трудящихся путем сужения коллективных переговоров, нарушения права на забастовку и запрещения трудящимся вступать в профсоюзы и их регистрации профсоюзов.

«Увеличение числа стран, которые отрицают или ограничивают свободу слова, свидетельствует о хрупкости демократий, в то время как число стран, ограничивающих доступ к правосудию, осталось неприемлемо высоким на уровне прошлого года», — говорится в заявлении МКП.

В этом году Казахстан разделил антирейтинг с такими странами, как Бангладеш, Бразилия, Колумбия, Египет, Гондурас, Индия, Филиппины, Турция и Зимбабве.

Анализируя 144 страны, МКП выделяет основные тенденции, с которыми сталкиваются трудящиеся:

• 85 процентов стран нарушили право на забастовку.

• 80 процентов стран нарушили право на коллективные переговоры.

• Увеличилось число стран, препятствующих регистрации профсоюзов.

• Три новые страны вошли в список десяти худших стран для трудящихся (Египет, Гондурас, Индия)

• Число стран, отказывающих в свободе слова или ограничивающих ее, увеличилось с 54 в 2019 году до 56 в 2020 году.

• Трудящиеся подвергались насилию в 51 стране.

• Трудящиеся не имели или имели ограниченный доступ к правосудию в 72 процентах стран.

• Трудящиеся подвергались произвольным арестам и задержаниям в 61 стране.

При этом, наихудшими регионами в течении семи лет для людей труда остаются Ближний Восток и Северная Африка: а именно — Палестина, Сирия, Йемен и Ливия.

В Казахстане МКП выявили такие нарушения, как репрессии со стороны государства, серьезные препятствия для регистрации профсоюзов и судебные преследования профсоюзных лидеров.

Напомним, что наша страна попадает в ТОП-10 МКП наихудших стран уже третий год подряд. Однако теперь нарушение прав, напрямую или опосредовано связанное с коронавирусом, в Казахстане само уже приняло характер пандемии, причем, государственные органы и большинство профсоюзов попросту абстрагировались от оказания помощи гражданам из опасения окончательно обрушить шаткую казахстанскую экономику.

Подробнее с индексом нарушений трудовых прав вы сможете по ссылкам:

https://www.ituc-csi.org/IMG/pdf/ituc_globalrightsindex_2020_infographics_ru.pdf

https://www.ituc-csi.org/IMG/pdf/ituc_globalrightsindex_2020_ru.pdf

О трудовых правах граждан – доступно

Верховенство закона, реальное обеспечение прав и свобод человека и гражданина – вот основные базовые принципы построения правового государства.

Статья 24 Конституции Казахстана закрепляет право на свободу труда, свободный выбор рода деятельности и профессии. Обеспечение трудовых прав граждан является важнейшим направлением деятельности государства. В условиях негативных последствий мирового финансово-экономического кризиса, связанных с задержкой заработной платы, необоснованным сокращением штата работников и другими нарушениями трудовых прав работников важное значение приобретает проблема защиты прав и законных интересов граждан в сфере труда.

Директор Восточно-Казахстанского областного филиала Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности, доктор юридических наук Куат Рахимбердин в рамках проекта КМБПЧ при поддержке Центра Солидарности подготовил пять брошюр: «Трудовой договор в РК», «Трудовые права несовершеннолетних и их защита», «Расторжение трудовых договоров: теория и практика», «Заработная плата», «Согласительные комиссии как досудебный и внесудебный инструментарий разрешения индивидуальных трудовых споров». Пособия прошли экспертизу у национальных и международных экспертов в области трудового права. Пособия подготовлены на казахском и русском языках.

Данные издания посвящены актуальным для Казахстана вопросам нарушения трудовых прав, а также в доступной форме и с ссылками на национальное законодательство читателям предоставляется необходимый алгоритм действий по восстановлению нарушенных прав.

В частности, в брошюрах рассматриваются такие вопросы, как:

— невыплата заработной платы;

— досудебное и внесудебное разрешение трудовых споров;

— создание и деятельность согласительной комиссии;

— прекращение действия трудовых договоров;

— заключение и действие трудового договора;

— трудовые права несовершеннолетних и их защита.

Доктор юридических наук Куат Рахимбердин считает: «В настоящих брошюрах не ставится целью разъяснение действующих норм права. Мы лишь хотим предостеречь от самых распространенных ошибок и дать практические рекомендации (в том числе на основе собственного опыта), как поступать в той или иной ситуации при заключении и расторжение трудового договора, а также в процессе осуществления профессиональной деятельности».

Автор надеется, что «настоящая брошюра поможет гражданам сориентироваться в «хитросплетениях» законодательства о труде и станет своеобразным «путеводителем» в их трудовой деятельности».

Данные методические материалы можно скачать в pdf-формате по ссылке:

Кітапша — Брошюры

Работа, работа, уйди от Федота…

В ЗКО введен мораторий на соблюдение конституционных прав трудящихся.

В ответ на массовые нарушения прав трудящихся одного из ТОО Управление по инспекции труда ЗКО прямо дало понять: до 1 января 2023 года работодателям «малого бизнеса» дан карт-бланш на нарушение трудового законодательства, ведение двойной бухгалтерии, уклонение от выплаты налогов. Все-равно проверять никого не станут.

В разгар пандемии в Уральске в филиал правозащитной организации обратились три работницы ТОО «Абсолют ОПТ» и ИП «Беляев С.М.» в связи с нарушением их конституционных и трудовых прав со стороны работодателей.

В частности, одна из них работала заведующей торгового отдела с 2013 года и была уволена по устному распоряжению, т.е. 20 марта 2020 года ей просто дали понять: на работу она может больше не приходить. В обращении заявительницы указывается, что ее стаж работы в ТОО «Абсолют ОПТ» исчисляется с августа 2013 года по настоящее время. До настоящего времени ей не выплачена заработная плата за февраль и март 2020 года в размере 181935 тенге. График рабочего времени установлен в виде двух дней по 15 часов с двумя выходными, таким образом, переработка сверхурочных часов составляла 35 часов в неделю при предельно допустимыми в соответствии с трудовым законодательством два часа в неделю, 12 часов в месяц и 120 часов в год.

В таком режиме женщина отработала в ТОО почти семь лет, при этом, сверхурочные часы, выходные и праздничные дни работодателем не оплачивались, индивидуальный трудовой договор не заключался, а очередные оплачиваемые отпуска не предоставлялись в течение семи лет не только ей, но всем работникам ТОО «Абсолют ОПТ».

Более того, после так называемого «сокращения» или «увольнения» работодателем не был произведен полный расчет и компенсация за неиспользованный трудовой отпуск за весь период работы и не выплачены причитающиеся компенсационные выплаты согласно п.1 п.п.2 статьи 131 ТК РК. Кроме того, заявительница указывает, что в целях уклонения от налогообложения работодатель создал ИП «Беляев С.М.».

Вторая работница ТОО «Абсолют ОПТ» (и одновременно ИП «Беляев С.М.») в своем обращении указала, что 1 марта 2020 года работодатель запретил ей выходить на работу и незаконно, без издания соответствующего приказа, «отправил в отпуск» без сохранения заработной платы в связи с якобы «тяжелым финансовым положением». И она была вынуждена согласиться на очевидное беззаконие из-за опасения потери работы и в надежде на порядочность работодателей.

1 апреля 2020 года ее «отпуск без содержания» закончился, и она позвонила в магазин, чтобы узнать дату выхода. На что другие сотрудники «обрадовали»: пока ее не было, женщину тихо сократили. Без уведомления за месяц, без вручения приказа под личную роспись. Стаж работы женщины в ТОО также исчисляется с 2013 года по настоящее время и график рабочего времени составлен, как и в предыдущем случае. Все повторилось как под копирку: ни одних выплат за переработку, ни одного отпуска за семь лет, без компенсаций за неиспользованный отпуск, без заключения трудового договора.

До достижения пенсионного возраста второй работницы осталось полтора года и ее «сокращение» является тем более незаконным, т.к. в соответствии с нормами п.1 ст. 53 Трудового кодекса, не допускается расторжение трудового договора с работниками до достижения пенсионного возраста, которым осталось менее двух лет.

И да – на ее место был принят новый работник.

Третий работник проработал в аналогичных условиях шесть лет. Разве что он уволился по собственному желанию, не получив не только всех причитающихся выплат, но и полного расчета.

По этим трем обращениям нами были подготовлены и направлены три обращения на имя прокурора ЗКО, указав на все допущенные грубые нарушения трудового законодательства.

К тому же в филиал Бюро по правам человека обратились и другие «жертвы» ТОО «Абсолют ОПТ», что свидетельствует о системном и массовом нарушении прав граждан.

Результаты не замедлили сказаться и 14 мая 2020 года все три наших обращения в интересах заявителей были перенаправлены прокуратурой области (в порядке п.6 ст. 7 Закона «О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц») на имя руководителя Управления по инспекции труда ЗКО А.Айтуевой (здесь необходимо отметить, что это не поручение надзорного органа, а направление иному субъекту государственной власти для рассмотрения по существу).

При этом на данную законодательную норму ссылаются, когда обращение, поступившее субъекту или должностному лицу, не входит в компетенцию и разрешение поставленных в обращении вопросов. В этом случае в срок — не позднее трех рабочих дней со дня его поступления субъекту или должностному лицу обращение направляется соответствующим субъектам с сообщением об этом заявителю.

Таким образом, из данного ответа органов прокуратуры следует, что надзорный орган не занимается вопросами защиты конституционного права на вознаграждение и иных нарушений в сфере трудового законодательства.

Руководитель уполномоченного органа по труду поручил рассмотреть обращения своему заместителю, та — начальнику отдела, он, в свою очередь, перекинул дело главному специалисту Лукпанову… По-видимому, последнему уже не на кого было переложить рассмотрение, и он подготовил три ответа (как под копирку), подписанные замруководителя управления по инспекции труда Туйгинбетовым.

«В соответствии с п.4 ст.7 Закона «О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц» Республики Казахстан обращение может вноситься через представителя физического или юридического лица. Оформление представительства производится в порядке, установленном гражданским законодательством Республики Казахстан. Требованиями гражданского законодательства РК установлено, что представительство осуществляется путем оформления доверенности…» — говорится в ответе.

Другими словами, трудозащитники нашли причину не отвечать на запрос: нет доверенности от заявителей.

Зато не забыли сослаться на указ президента о прекращении с 1 января 2020 года до 1 января 2023 года проверки объектов малого предпринимательства (включая проверки по соблюдению трудового законодательства). В завершении жалобщикам предлагают обратиться в суд.

Исполнители этого опуса, видимо, плохо читали Закон РК «О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц» № 221 и не знакомились с принципами, изложенными в статье 4 вышеназванного закона, где четко указано, что «основными принципами регулирования правоотношений, связанных с рассмотрением обращений физических и юридических лиц, являются: законность; единство требований к обращениям; гарантии соблюдения прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц; недопустимость проявлений бюрократизма и волокиты при рассмотрении обращений; равенство физических и юридических лиц; прозрачность деятельности субъектов и должностных лиц при рассмотрении обращений».

Кроме того, филиал правозащитной организации действует в правовом поле национального законодательства, руководствуясь уставом и положением о филиале, и вовсе не выступает в качестве представителя заявителей, обратившихся в правозащитную организацию в связи с нарушением их конституционных прав, трудового и налогового законодательства со стороны работодателя.

При таких обстоятельствах требование у Западно-Казахстанского филиала Бюро по правам человека нотариальной доверенности является, во-первых, полным абсурдом, во-вторых, свидетельствует о нежелании рассматривать по существу обращения граждан, чьи конституционные права были попраны, в-третьих, обращения граждан подписаны ими лично, соответствуют требованиям ст. 6 Закона, направлены через портал электронного Правительства для граждан и направлены в порядке п.6 ст. 7 Закона прокуратурой ЗКО!

Надо полагать, что в данном случае заместитель руководителя уполномоченного органа по труду игнорирует не только обращения граждан, правозащитной организации, но и указание прокуратуры?

Нужно отметить, что этот уполномоченный орган в сфере трудовых отношений и ранее уклонялся путем направления в филиал правозащитной организации различных отписок с различными требованиями оформления: как например, предоставления ИИН, которое согласно закона предоставляется по желанию заявителя и не является обязательными данными. Кроме того, заместитель руководителя этого органа по труду сослался на мораторий по проведению проверок. Между тем, подпунктом 1) пункта 1 вышеназванного указа прямо установлено, что: «Центральным государственным и местным исполнительным органам прекратить с 1 января 2020 года до 1 января 2023 года проверки и профилактический контроль и надзор с посещением субъектов малого предпринимательства, в том числе субъектов микропредпринимательства, за исключением: проверок, направленных на предотвращение или устранение нарушений, которые потенциально несут массовую угрозу жизни и здоровью населения, окружающей среде, законности и общественному порядку; прямую или непосредственную угрозу конституционному строю и национальной безопасности, а также проводимых по основаниям, предусмотренным Законом Республики Казахстан от 4 июля 2003 года «О государственном регулировании, контроле и надзоре финансового рынка и финансовых организаций»».

Из ответа замруководителя Туйгинбетова прямо следует, что теперь до 1 января 2023 года можно сколько угодно не выплачивать заработную плату, незаконно увольнять граждан, вести двойную бухгалтерию, не перечислять обязательные пенсионные платежи, они все равно не будут проводить никаких проверок.

Непонятно тогда, зачем содержать на деньги налогоплательщиков все это управление, если оно не защищает конституционные права граждан?

В сложившийся ситуации предлагаю на время моратория на проведение проверок отправить управление по инспекции труда ЗКО в полном составе в административный отпуск без содержания до 1 января 2023 года, пока не закончится мораторий, а сэкономленные средства направить на выплату социальных пособий малообеспеченным гражданам.

Глухо как в банке

Круговая порука и воровство средств клиентов в одном из крупнейших банков второго уровня (название банка и данные действующих лиц есть в КМБПЧ) перечеркнули 14-летнюю трудовую деятельность алматинки. При этом, руководство компании необоснованно уволило женщину «по статье», тем самым, фактически, лишив ее возможности устроиться на другую высокооплачиваемую должность.

Мать троих несовершеннолетних детей Жанат Жапбарова начала работать в банковской сфере с 2006 года и за свою трудовую деятельность доросла до руководящих позиций в Центре банковского обслуживания банка.

Однако, в начале этого года фортуна изменила женщине. Из-за хищения средств клиентов банка N — заместителем начальника одного из центров банковского обслуживания Жанат вместе с пятью коллегами потеряла работу.

По словам Жапбаровой, в октябре 2018 года N была назначена на должность замначальника ипотечного центра и в последующее время, пользуясь поддержкой со стороны руководства филиала, всячески поощрялась премиями и надбавками. При этом, она способствовала увольнению ряда сотрудников и создавала конфликтные ситуации в коллективе.

В октябре 2019 года руководством банка было принято решение назначить N начальником одного из ЦБО, а Жапбарову перевели с занятой должности в другой филиал.

6 февраля 2020 года руководству банка стало известно, как утверждает Жанат, что N в течении года похитила со средств клиентов порядка 10 миллионов тенге. При этом, новая начальница ЦБО, пользуясь своим положением, принуждала к незаконным действиям своих подчиненных, но те, как утверждает Жапбарова, о том не подозревали.

После того как были выявлены хищения, служба безопасности банка провела расследование, на основании которого вспомнили про Жапбарову и еще пять сотрудников банка.

Не сумев взыскать с N похищенные средства, по словам Жанат, сотрудники банка из собственных средств возместили нанесенный клиентам вред. И здесь руководство филиала, которое продвигало своего протеже, отделалось лишь строгими выговорами.

Попытки Жапбаровой восстановиться на работе или опротестовать свое увольнение «по статье» не принесли должных результатов. Ни согласительная комиссия (состоящая из тех, кто увольнял женщину), ни обращения к руководству по существу не были рассмотрены.

В настоящее время Жанат планирует через суд добиться хотя бы изменения записи в трудовой книжке причины своего увольнения.

В поисках утраченного времени

Типичная для нашего «общества всеобщего труда» история: компания под разными предлогами уклоняется от составления трудового договора с работником, вследствие чего невозможно ничего доказать и все инстанции по защите трудовых прав встают на сторону работодателя.

Третий год житель столицы Сакен Тулубаев не может добиться выплаты полагающейся ему заработной платы. Казалось бы, не такая уж большая сумма в размере 196 252 тенге оказалась совершено неподъемной для ТОО «Alcom Engineering Group», являвшейся субподрядчиком строительных гигантов. А причиной возникновения такой ситуации стало банальное незаключение трудового договора.

Сакен в октябре 2017 года устроился в ТОО «Alcom Engineering Group» на должность монтажника входных и технических дверей. В течение последующих полутора месяцев мужчина устанавливал входные, межкомнатные и противопожарные двери в таких жилых комплексах как «Миллениум Пар» и «Барселона», в домах BI-city и «Грин парке». Все это время Тулубаев требовал заключения трудового договора, но работодатель лишь кормил своего работниками «завтраками». Когда встал вопрос о выплате заработной платы, руководство компании также предложило «немного подождать». Однако возмущенный монтажник решил уволиться и истребовать задолженность через суд.

С этого момента и начались у Тулубаева хождения по мукам.

Первая инстанция, куда обратился Сакен, встала на сторону монтажника и в упрощенном порядке присудила мужчине выплату причитавшегося долга. Но тут уже компания подала апелляцию, и решением второй инстанции в удовлетворении иска Тулубаева было отказано.

Причиной, по которой суд счел невозможным истребование задолженности по заработной плате стало отсутствие у истца на руках все того же трудового договора. При этом свидетельские показания и иные доказательства о том, что мужчина состоял в трудовых отношениях с ТОО «Alcom Engineering Group», Фемида пропустила.

После этого Сакен обращался в кассационный суд, где предыдущее решение было оставлено без изменений, в органы прокуратуры, в Министерство труда и социальной защиты населения.

— За все это время я обратился в более чем 70 инстанций, но все тщетно. Не дали результатов и обращения к народным избранникам: к пяти сенаторам и двум мажилисменам, а также в партии «Нур Отан», «Ак Жол» и КНПК. Остается надежда только на средства массовой информации, — сетует Тулубаев.

Кстати, вступаться за монтажника не стал и профсоюз строителей, который ограничился лишь помощью в составлении иска в первую инстанцию.

Тем не менее, сдаваться Тулубаев не намерен, и надеется, что прокуратура опротестует решения судебных инстанций, а ему выплатят причитающиеся деньги.

В режиме самоустраненности

Похоже, что карантин и закончившийся режим чрезвычайного положения в стране стали удобным поводом для нарушения прав трудящихся. При этом государство полностью отстранилось от защиты прав наемных работников, отказывая в рассмотрении их жалоб.

Мы уже писали о том, как на протяжении полугода работники семейского транспортного предприятия ТОО «Semey Bus» не могут заставить работодателя выплатить заработанных денег и соблюдать нормы трудового права. В то же время обращения к должностным лицам государственных органов Восточно-Казахстанской области, которые по роду своей должностных полномочий должны защищать права и законные интересы трудящихся, остаются не услышанными. А Управление государственной инспекции труда отказывается как-либо вмешиваться в данный трудовой конфликт. (см. «Нарушайте, не стесняйтесь!»)

С подобным нежеланием госорганов вмешиваться в трудовые конфликты, как выясняется, работники сталкиваются по всей территории Казахстана. Более того, самоустраненность Управлений государственной инспекции труда усилилась в период действия чрезвычайного положения и карантина в стране.

Так, в Уральске при обращении в Управление по инспекции труда ЗКО заявители получают отписки о невозможности проведения проверок по фактам нарушения трудового законодательства. Причины, по которым орган, представляющий государство, не желает вмешиваться в трудовые споры разнятся от ситуации.

В период действия чрезвычайного положения Управление по инспекции труда ссылалось на Указ президента о введении ЧП и постановление № 5-ПГВр от 30 марта 2020 года главного государственного санитарного врача ЗКО «Об усилении мер по предупреждению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-2019)  на территории Западно-Казахстанской области», согласно которым проведение внеплановых проверок представлялось невозможным.

Однако же после окончания режима чрезвычайного положения областное Управление по инспекции труда стало ссылаться уже на Указ президента от 26 декабря 2019 года № 229, согласно которому с 1 января 2020 года до 1 января 2023 года проверки и профилактический контроль и надзор с посещением субъектов малого предпринимательства, в том числе субъектов микропредпринимательства, запрещены.

Таким образом, государственный орган в нарушение национального законодательства, отказывает заявителям в защите их социальных и экономических прав.

В соответствии с законом, проверки хозяйствующих субъектов малого бизнеса являются плановыми и внеплановыми, а указ президента касается, прежде всего, плановых проверок, временное приостановление которых действительно необходимо для ослабления административного давления на малый бизнес. Что касается внеплановых проверок, то они проводятся при наличии оснований, одним из которых выступают жалобы граждан на различные нарушения их прав.